ПАМЯТЬ СТАРЫХ ФОТОГРАФИЙ

 В Макеевке, на Донбассе о Моисее и Хае Блават ходила добрая слава как о людях отзывчивых,  работящих и веселого нрава. Моисей работал на обувной фабрике, где его выбрали депутатом горсовета. Да и после того не отказывал соседям подбить каблук - сапожник он был изрядный и дело своё любил. Хая воспитывала детей и управлялась с домом.

И тоже, если кому какая помощь нужна - праздник, свадьба, похороны или деток присмотреть, пока родители на работе - всегда обращались к Хае. Какая разница! Парой больше, парой меньше - своих то семеро: одна девочка и шестеро сыновей. Дети подрастали и Хая с Моисеем гордились ими и уже мечтали нянчить внуков, увидеть своих детей инженерами, строителями, врачами.  Старших мальчиков проводили в армию. Яков уже служил в Ленинакане в войсках связи, Александр и Евгений учились в танковом училище на Кавказе. А вот и Иосиф отбывает в Армению на службу в танковое подразделение. На следующий год придёт черед Рувима.  Ефим - самый младший, и о нём другие заботы, а вот

о братьях-танкистах Моисей написал письмо Ворошилову: дескать так и так, что ж братьям служить далеко друг от друга? Они отличники и могли бы стать примерным экипажем. Просьбу отца удовлетворили: Евгений, Александр и Иосиф Блават сели в один танк.

  Кто же тогда мог знать, что ребят бросят на Керченско-Феодосийский десант, в надежде сделать подарок вождю к новому 1942 году? Операция длилась всего неделю - с 25 декабря 1941 года по 1 января 1942. На подступах к Феодосии танк братьев Блават вспыхнул как спичечный коробок от прямого попадания снаряда. Механик-водитель Иосиф, контуженный и обгоревший, из последних сил открыл люк, вывалился из машины и потерял сознание. Только когда оттащили танк, обнаружили его полуживого и отправили в госпиталь в Среднюю Азию. Там он узнал, что под Киевом погиб Рувим.

Детей своих Иосиф назвал именами погибших братьев.

… Каждый год 9-го мая жители Макеевки видели двух пожилых людей у памятника Неизвестному солдату. Это были Хая и Моисей Блават. Потом осталась одна Хая.

Потом остались пожелтевшие фотографии в семейных альбомах, которые ныне хранятся

в Санкт-Петербурге, Хабаровске, Нью-Йорке и Израиле.

 

       Александр                         Евгений                            Иосиф                            Рувим                               Яков

Евгений Блават - Нью-Йорк, США