ГРАНИЦА – ТОЖЕ ФРОНТ 

                        Пограничник  Леонид Жидовецкий

        Перед началом войны семнадцатилетний паренек Леня Жидовецкий окончил школу  ФЗУ и работал слесарем на подмосковном заводе сельхозмашин имени Ухтомского.
       Каждому из нас, прошедших школу жизни, знакомо это волнующее чувство юноши, впервые переступающего порог цеха уже не учеником, а рабочим.
   Стоя за верстаком, Леня мечтал о дальнейшей учебе.  Сбыться  юношеским мечтам помешала война.
   С замиранием сердца слушал  он тревожные сводки с фронтов и рвался на передний край, где решалась судьба страны.
   Седой военком, выслушав парня,  по-отцовски потрепал его по плечу:
   - Не огорчайся, сынок, ты здесь нужнее Завод переходит на выпуск военной продукции.
    Леонид  вышел из военкомата,  огорченный отказом..   Одно только утешало парня: по программе всеобуча и на предприятиях готовили военных специалистов.
   Леонид избрал курсы снайперов, будучи уверенным, что меткому стрелку легче попасть на передовую. Его научили с любого положения и с первого выстрела поражать  цель, быстро и умело маскироваться.  Как правило, Леонид, попадал в «девятку» и «десятку».
   А в один из летних дней 1942 года к нему постучался незнакомый мужчина и сказал:
   - Извините, тут написано  Жидовецкому. Я не ошибся?
   - Нет, не ошиблись, - ответил, улыбаясь, Леонид, - Пусть такая фамилия  не  смущает вас, она от деда-прадеда и я менять  её не собираюсь.
    Мужчина оказался посыльным  военкомата. Он вручил Леониду повестку, где  значилось «явиться без опоздания, имея при себе...»
    - Наконец-то! – с радостью воскликнул парень. Остальное решалось по законам военного времени.
    Никого из призывников даже не спрашивали, куда и в какие войска он желает  определиться. Леонида направили  в войска НКВД, с уточнением – на охрану государственной границы.  Ему  запомнились  слова командира части:   - Граница – тоже фронт.
    Два месяца будущих пограничников обучали на полигонах  города Иваново, а потом новичков почему-то повезли в Ярославль. Именно  в эту осеннюю ночь
фашистская авиация прорвалась к городу с целью разбомбить мост через Волгу и уничтожить другие важные объекты.
     Немецкие самолеты были встречены плотным заградительным огнем и они, не долетев до цели, сбросили смертоносный груз, куда попало.
   Рядом с казармой воинской части, где остановились новички, взрывами  нескольких бомб снесло целую улицу. Вокруг полыхало пламя. В разрушенных домах было много
убитых и раненных мирных жителей
    Вместе с другими бойцами Леонид участвовал в спасении пострадавших.   И хотя больше фашистам не удавалось прорваться к Ярославлю, но в памяти осталась эта  жуткая ночь.
    На далекой  заставе рядовой пограничник убедился, что на границе опасность подстерегает тебя на каждом шагу, то ли притаившаяся за пологом ночи, пеленой тумана, в складках гор и ущелий.
    Бахтинская застава находилась на стыке границ с Ираном и Китаем. Суровые условия края и  международная обстановка диктовали свое – каждый нарушитель границы мог оказаться шпионом, диверсантом или  просто контрабандистом.
   сСпокойствия не было ни днём, ни  ночью, особенно в момент подготовки открытия и проведения Тегеранской конференции с участием Сталина, Рузвельта и Черчилля.
   Гитлеровская разведка готовила покушение на глав союзных государств.
Леонид участвовал в десятках боев с нарушителями границы. При  задержании они предъявляли фальшивые документы, называли себя заблудившимися охотниками, прикидывались беженцами.
   Находясь  в дозоре, Леонид и его напарник обнаружили  и решили  не брать  сходу   хромоногого  нарушителя границы.
    Убедившись, что никого за ним нет, нарушитель, подойдя к условленному месту, открыл тайник и извлек из него взрывчатку, оружие и пачку денег.
    Пойманный с поличным, задержанный признался, что должен был взорвать важный объект, разведать расположение воинских частей и вербовать  шпионов из  местных жителей.
    Обнаружилось, что хромоногий далеко не старик и  не инвалид. Из Москвы поступил приказ немедленно доставить задержанного в центр. Этосвидетельствовало о том, что «хромой»  исключительно важная птица.
    Леонид Жидовецкий  порой сутками без сна находился то в дозоре, то в секрете, или выезжал с тревожной группой к месту очередного боя.
   На  высокогорной заставе числилось всего десять бойцов. В иные дни у телефона дежурили  активисты из числа жителей поселка Бахты.
   Командир заставы называл Леонида своим помощником. Умный, рассудительный, спокойный, исполнительный боец в любой обстановке принимал правильное решение.
Часто, рискуя собой, он приходил на помощь товарищам.
    Не зря его первой наградой была медаль «За отличие по охране границы». Вскоре  к этой награде добавилась медаль «За боевые заслуги».
   - Леня, оставайся служить на границе, - предложил  ему командир  после окончания войны.
    Леонид без раздумий принял это предложение.. Он успешно окончил Харьковское училище погранвойск и свыше тридцати лет отдал этой тревожной службе.
 География его службы – Средняя Азия, Прибалтика, Заполярье.
     Он ушел  в отставку в звании майора.     В Израиль Жидовецкий выехал с семьей из Алма-Аты...
    Здесь он зарекомендовал себя одним из лучших активистов комитета  ветеранов Второй Мировой войны.
    Когда я попросил Леонида рассказать о своем боевом пути, он смущенно ответил:
    - Я ведь на фронте и не был.
   Пришлось ему напомнить слова командира: - «Граница – тоже фронт».