ПОБЕДУ ВСТРЕТИЛ В ЛУККЕНВАЛЬДЕ 

   Воспоминания гвардии капитана Шмуэля ВЕЛИЦКОГО                 

   Я родился 15 января 1920 года в местечке Копыль  в Белоруссии. Мой дедушка по материнской линии был  почитаемым в округе рабби  Яков Мошэ Пинес.
   Наше местечко знаменито тем, что здесь родился и провёл юные годы основоположник современной еврейской литературы на языке идиш Мэндэлэ Мойхэр Сфорим.
    Отец мой Шимон-Яков Велицкий  был образованным человеком, знал английский,
русский, иврит, идиш. Шесть лет жил в Америке. Резник и кантор  копыльской синагоги – уважаемый в местечке  человек. Мама Хая –домохозяйка – храительница домашнего очага.
Её главной заботой было четверо детей – Абраша, Дора, Мойсей и я – младший.
    Жили мы ни бедно - ни богато в небольшом деревянном  домике, где протекало моё детство.
    В шесть лет поступил в хэдэр, который в те годы  был уже официально запрещен.
Проучился два года и  сдал экзамен в третий класс еврейской школы. Хоть  я и окончил
в 1935-м году семь классов с отличием, в восьмой меня не приняли, так как отец был «лишенцем», то есть не имел избирательных прав. В том же году я  поехал к старшему брату в Ленинград, где  продолжил образование и с «золотым аттестатом»   был принят в политехнический институт.
      1941 год. В июне я еще студент, а в июле  - курсант 2-го Ленинградского  артиллерийского училища, эвакуирорванного в город Белорецк ( Башкирская АССР).
 А 31 декабря новогодье встречал в звании лейтенанта с направлением на Брянский фронт.
         Если коротко о моём боевом пути, то самое памятное – бои на Орловско-Курской дуге.  Стоит зажмурить глаза и в памяти всплывают воспоминания военных лет.
 Где-то в районе города Севска я поехал на грузовике за оставленными  во время передислокации боеприпасами. Был жаркий день. Птицы пели, как будто и не было войны. Не доезжая двух километров до переднего края, машина остановилась, кончилось горючее. Мы особенно не огорчились, зная, что следом за нами едут другие машины и выручат.
       Шофёр вылез из машины и лёг под неё, чтобы спрятаться от жгучего солнца.
 А я остался в кабине, достал книжку и углубился в  чтение. И тут послышалась стрельба  немецких орудий. Вдалеке  были видны  отдельные  разрывы.  Шофёр вылез из под машины:
       - Разрешите  товарищ старший лейтенант  занять своё место, - сказал он.
      Я подвинулся, он сел  за руль у открытой дверцы машины. Сидим, разговариваем.
И вдруг, мой шофёр валится набок. Я еле успел схватить его. Гляжу, а  у него из виска кровь течёт. А в переднем стекле  кабины зияет отерстие от осколка снаряда, разрыва которого и не слышали. Парень был убит наповал. И я со страхом подумал, что  всего минуту-две назад  здесь сидел я. После этого я уверовал в свою счастливую звезду. И она меня  не обманула.
     А еще запомнились операция «Багратион» по освобождению Беларуссии, бои в Польше и штурм Берлина. От командира взвода, батареи – до начальника штаба дивизиона, ПНШ полка прошел я этот путь.  А в боях на Кюстринском плацдарме на Одере, как старший по званию  принял на себя командование, понесшим большие потери полком.
          Было это в апреле 1945 года.  Немцы во что бы то ни стало, пытались остановить нас на Берлинском направлении  и сбросить в реку  Одер. С это целью гитлеровские войска развернули контрнаступление. Им удалось потеснить нашу пехоту. Положение на этом участке фронта стало угрожающим. На моих глазах за несколько  считанных недель  до окончания войны погибли лучшие мои друзья.
           Заменив командира части я, прежде всего, организовал оборону, направив  в траншеи и к  орудиям всех, кто в состоянии был стрелять, подносить снаряды, не считаясь с тем, писарь он, снабженец, или повар. В бою я был вместе с ними. И только так нам удалось сначала остановить фрицев, а потом  и отбросить их от плацдарма.
     Наш 4-й артполк  12-й артиллерийской дивизии прорыва РГК участвовал в ликвидации немецкого «котла» до 30 апреля, пока последние фашисты из него не вышли с белым флагом. И в тот же день полк снялся с боевых позиций и совершил марш в район Луккенвальде Юго-Западнее Берлина. Здесь мы и встретили долгожданный день Победы.
    Демобилизовался  из армии в июле 1946-го года и  поехал в Куйбышев по месту жительства жены.  Там окончил  инженерно-строительный институт. Два года работал прорабом на стройке, а в 1950 году направлен в Эстонию начальником цеха сланцеперерабатывающего комбината. Позднее был назначен заместителем главного инженера.
      Через 33 года после  войны в Москве  в День Победы  у Большого театра
начались встречи  однополчан, которые  с тех пор стали ежегодными. Сначала
нас было три друга, три капитана – я, Литвин из Одессы и Боченков из Ростова на Дону, а потом более двадцати человек. Меня избрали председателем  совета ветеранов полка.
С 1980 – го года  стали традиционными встречи ветеранов дивизии и корпуса.
     Разве передать словами ощущение фронтового родства, которые мы ощутили на этих встречах.
      В 1988 году я организовал в Кохтла Ярве Общество еврейской  культуры.  Кроме
евреев в наше общество вошло несколько эстонцев. Мы развернули активную общественную работу. Вместе отмечали еврейские праздники, открыли еврейскую библиотеку, ездили в Нарву, Тарту, Таллин, где обменивались опытом
   Меня избрали делегатом  в Москву на 1-й сьезд ВААДа – еврейских обществ культуры в СССР.  Атмосфера на этом съезде была настолько впечатлительная, что я твердо решил –   пора репатриироваться  в Израиль.
     Первыми на Землю Обетованную ступили мой сын Ян и внук Миша. В мае 1990 года
осуществил свою мечту  и я. Сначала жили в Иерусалиме, потом в Маале -Адумим, где я был избран заместителем председателя комитета инвалидов войны. В1994-м переехал в Ашкелон к сыну и  внуку.
      Сейчас   живу в ашкелонском хостеле «Неве-Авив». За плечами девяносто лет
Вокруг меня друзья, хорошие отзывчивые люди. Вот и судите, стоило ли рисковать
в боях против  фашизма своей жизнью? Мой ответ – да, стоило!
     Жительница  хостеля поэтесса Эстер Ланда посвятила мне стихотворные строки:
         
         Девяносто Вам, девяносто.
         А прожить эти годы не просто.
          Говорят ордена и медали –
          Вы Победу народам дали.
       
    Пройдена большая жизнь, чуть не целый век. И, вспоминая случай на фронте,
когда предназначенный мне  осколок вражеского снаряда необъяснимо миновал меня,
я  еще и еще раз повторяю:
     - Я родился под счастливой звездой!