ТАКИМ ТЕБЯ ПОМНЮ 

 Командир танка Герой Советского Союза
                 Владимир Вайсер 

   

 

Вблизи железнодорожной станции Чоповичи под Киевом  в окружении вечнозеленых сосен  на постаменте высится танк Т-34.
На табличке надпись: «На этом танке героически сражался и погиб гвардии младший лейтенант Герой Советского Союза Владимир Зельманович Вайсер. 26 декабря 1943 г.».
     Мне ли забыть промозглое зимнее утро, когда  по рации был получен приказ:  немедленно всем «коробочкам» выдвинуться в район предстоящего сражения. «Коробочками» условно называли танки.
     Прибыв в район  станции, боевые машины быстро рассредоточились.   Возле кирпичной водонапорной башни заняла  позицию «тридцатьчетверка» Владимира Вайсера.
      Командир танка  выскочил из раскрытого люка.
 В предрассветных сумерках он внимательно присмотрелся к окружающей местности и с помощью экипажа тотчас же занялся маскировкой.  
      Группа разведчиков  вернулась с задания и доложила командиру 111-й танковой бригады полковнику Грановскому о том, что в направлении Чоповичи движутся колонны  немецких танковых дивизий, срочно переброшенных   из Франции в район Житомира.
   Для комбрига это не было новостью, а только  подтверждением данных армейской разведки.
   Знал Грановский и то, что обороняться придется только силами бригады, самоходного артполка и мотопехоты. 
    Преимущество было на   стороне наступающего противника.
    Захватив в ходе внезапного контрнаступления Житомир, немцы, не дав передышки войскам 1-го Украинского фронта, решили сходу овладеть Чоповичами, вновь  захватить Киев и сбросить оборонявшихся в Днепр. 
   
     Из военных мемуаров:
     Разыгравшееся в районе Чоповичей танковое сражение привело почти к полному разгрому отборных частей противника, таких как 1-я танковая дивизия и  дивизия СС «Адольф Гитлер», а  также  291-й пехотной дивизии.

                                                                                           / Музей 25-го танкового корпуса/ 

     На большой скорости вражеские танки, открыв ураганный огонь из орудий и пулеметов, развернулись в боевой порядок и прорвались к зданию вокзала. Все   заволокло огнем и дымом, горело и взрывалось.
    Танк Владимира Вайсера оказался в центре кромешного ада.  В двадцати метрах от него  вел бой командир батальона капитан Алексей Королев.
    Два немецких танка, подожженных комбатом уже пылали. Королев взял на прицел третий и в это время увидел несколько вражеских машин, несущихся к водонапорной башне.   
    - Вайсер! Вайсер! Правее тебя три танка. Не упусти, дорогой! - донесся тревожный голос комбата. Королев понял, что с прорывом на  участке  Вайсера немцы
окончательно овладеют железнодорожной станцией.
    Через смотровую щель Владимир увидел длинную с тяжелым набалдашником пушку
и понял, что на него выходит «Тигр». В лоб его  не возьмешь, но не станешь ведь ждать, что он  сам тебе подставит уязвимый бок.
     Вайсер  мгновенно сообразил, как заставить «Тигр» развернуться и точным выстрелом разворотил гусеницу танка. «Тигр» поневоле развернулся боком.  Очередной снаряд прошил   крупповскую хваленую броню. Но вдруг из-за пылающего «Тигра», вынырнула «пантера» и  пальнула  по «тридцатьчетверке». Снаряд  срикошетил по башне, однако Вайсер оказался проворнее и подкалиберным снарядом зажег и «пантеру».
      Пользуясь дымовой завесой двух горящих немецких машин, Владимир моментально сменил позицию и очутился по  другую  сторону водонапорной башни.
    Меняя поочередно позиции, он  не  позволил быстро обнаружить себя, а сам вел прицельный огонь по другим танкам.
    Во время одного из таких маневров и он не избежал прямого попадания немецкого снаряда в правый бак машины.
    Танк  Вайсера  загорелся. Нам, ведущим из траншеи огонь по вражеской пехоте, виден был этот неравный поединок израненной  «тридцатьчетверки».
     Казалось,  это конец. Вот-вот взорвется боеукладка. Но вдруг из люка появился Вайсер. Казалось, что он покидает машину, чтобы спастись. Но Владимир поступил по- иному. Песком, снегом, полушубком он  сбил пламя и вновь скрылся в башне танка
 И вот уже горит третий  вражесий танк.
 По рации звучит охрипший голос Алексея Королева:
    - Так, Володька, так! Бей их, гадов!
    А дальше следовала тирада нецензурных слов в адрес гитлеровцев.
      Счет уничтоженных немецких машин рос. А  было их на этом участке
больше тридцати. Часть из них взяли на себя капитан Королев и  герой- артиллерист Егоров.
    После  короткой передышки танковое сражение разгорелось с новой силой. К небу вздымались столбы черного дыма  догорающих машин.
     Полковник Грановский сообщал в штаб 25-го танкового корпуса о ходе сражения и  о подвиге Вайсера.  Комкор генерал Аникушкин распорядился немедленно представить Владимира к званию Героя Советского Союза.
     Но подвиг Вайсера еще имел продолжение. Случилось то, чего не избежать в смертельном поединке.
    «Тридцатьчетверка» вновь загорелась от прямого попадания. Механик-водитель и радист были тяжело ранены, а башнер убит.
      В комбриговском бинокле появилась дымящаяся фигура Вайсера. Весь в черной копоти с подтеками крови на комбинезоне он поочередно вытащил из танка раненых  друзей, к которым уже спешили санитары. А самое неожиданное было еще впереди.
     Владимир  вернулся в  горящий танк, направил жерло орудия в кирпичную стену
башни и выстрелил фугасным снарядом. Обратной взрывной волной пламя сбило, и танк
снова ожил. Надо же было мгновенно прийти к такому неожиданному  решению! Этому не учили. Такого не знали даже бывалые танкисты.
     Еще два фашистских танка нашли свой конец  у  водонапорной башни.
     Третье попадание немецкого снаряда в «тридцатьчетверку» было, увы, безответным…
     Пытаюсь  объяснить отчаянность и бесстрашие Владимира Вайсера перед лицом смертельной опасности и не нахожу ответа. Мог же избежать смерти минутой раньше, мог, но  победило решение сражаться до конца.
     Наверно, он мстил за родных, растрелянных гитлеровцами в Бабьем Яру.   Как только вспомню этот бой - перед моими глазами дымящийся танк Т-34 с гордо поднятым к небу орудием.
     Боевая машина, словно человек, с достоинством прощалась с жизнью. Но  ей  и бессмертному командиру еще нашлось место в рядах, наступающих на Берлин.
     Приказом командующего 25-го танкового  Новоград-Волынского  ордена Суворова корпуса  танк  героя  был  отремонтирован и в  торжественной обстановке передан лейтенанту Александру  Воловику, который прошел  с ним до  Берлина и Праги. На башне танка  надпись: «Владимир Вайсер».
        Спустя сорок лет после войны  я получил приглашение школьного музея поселка Чоповичи на открытие памятника Герою. В присутствии тысяч жителей села и  многочисленных гостей с памятника сняли брезент, и перед глазами  предстала  легендарная «тридцатьчетверка».
      Выступали  его земляки, жители села Чеповичи, однополчане.
      Срывающимся от волнения голосом я прочел свои стихи, посвященные  фронтовому другу:
            В Москве  и  во многих городах России и Украины, где в годы войны пролег боевой путь 25-го   танкового корпуса,  есть  музеи, посвященные  его воинам. Открыт такой музей и в германском городе Пренцлау. Один из главных стендов посвящен героям-танкистам, в том числе Владимиру Вайсеру. А в городе  Проскурове  /Хмельницкий/ установлена мемориальная доска  на фасаде  школы, в которой  учился  Владимир.