СЫН ГЕОРГИЕВСКОГО  КАВАЛЕРА

        Участник Парада Победы артиллерист  Семен Сигалов 

   Удивительно схожи биографии Эфраима и  Семена  - отца и сына Сигаловых, хотя участвовали они в разных войнах и в разное время.
   Эфраим Сигалов – участник русско-япоской  войны вернулся домой в 1905-м году  из  Мукдена  с двумя георгиевскими крестами на груди. Вопреки строгому  указу об оседлости евреев исключительно в сельской местности Эфраиму была пожалована царская грамота,  разрешающая  проживание  во  всех городах Российской империи.
    Эфраим избрал Витебск. Здесь и  родился его сын Семен.
    В 1940 году Семен был призван на действительную воинскую службу. Окончив в Баку зенитно-пулеметную школу, он был  направлен в  72-й полк московского округа ПВО. Во время войны эта часть стала  гвардейской зенитно-артиллерийской дивизией.
   Среди сбитых на подступах к Москве фашистских стервятников были и самолеты, уничтоженные  батареей, в которой служил Сигалов.
    В редкие минуты между боями ему вспоминался родной Витебск, где буйствовали оккупанты.  Тревожил мучительный вопрос: а как там родители,  суждено ли встретиться с ними?  Зыбкую надежду на встречу с  матерью и отцом давало  развернувшееся мощное наступление  наших войск на Минском направлении.
    Наконец-то  радио принесло радостную весть об освобождении Витебска. В этот же день 152-я артиллерийско-пушечная бригада, в составе которой воевал Сигалов, заняла боевую позицию под Кишиневом.
     Снаряды, выпущенные его орудием по фашистам, были своеобразным салютом витебского парня в честь освобождения  родного города.
    Все чаще из многострадальной Белоруссии приходили вести об уничтожении оккупантами  почти всех узников гетто.  Горестную весть о гибели родителей получил и Семен.
   Война  шла к победному завершению. Перед войсками 2-го Украинского фронта  стоял неприступный Будапешт.  Бои шли  за каждый дом и этаж.
   Орудийный расчет Семена включили в состав штурмовой группы и направили в самое
распроклятое место -  на перекресток пяти улиц.  Сильнейший вражеский огонь
остановил наступление.  
   Командир полка понимал, что   выдвинуть орудие на линию огня – смертельный риск.   Прежде чем отдать приказ он встретился с глазами Сигалова:
   -  Страшно?
   -   Я готов! -   решительно ответил Семен.
  На мгновение голос его осекся, но, овладев собой, Сигалов сказал:  - У меня особый счет  фашистам, они  расстреляли  моих  отца и мать.   Растроганный  полковник  по-отцовски обнял сержанта:
   - Действуй!
     Сигалов, не теряя времени, опустился в подвал дома, где прятались цивильные мадьяры, и скомандовал:
   - За мной!
   По команде сержанта  они    дружно выкатили орудие из укрытия на  перекресток. Немцы не успели  опомниться. Только  несколько вражеских пуль  забарабанили по бронещитку пушки.
 И тут же первый снаряд 122-х миллиметрового орудия разворотил стену дома, в котором засели немцы. За  снарядом – снаряд.
   Перед каждым залпом по гитлеровцам Семен  яростно восклицал:
    - Это за маму!
    - За  папу!
    -  За Витебск!
    Ближайшие кварталы заволокло дымом и гарью.
      Орудие вело прицельный огонь по окнам, амбразурам, бронетранспортерам противника.
       Воспользовавшись  артиллерийским прикрытием, на перекресток вырвался взвод пехотинцев под командованием лейтенанта   Алексея Петрова
        Путь вперед к центру Пешта был свободен.
         О подвиге артиллериста доложили командарму  53-й армии генералу Манагарову. Сержанта Сигалова представили к званию Героя Советского Союза.
   Остается  догадываться, почему Семен получил только орден Красного Знамени. Генерал Манагаров не скрывал, что Сигалов заслужил большего.  Командарм  не забыл о  Сигалове и одним из первых внёс  Семена Сигалова  в список участников парада  Победы в Москве.
      И вот она, Красная площадь! Лучшие бойцы  2-го Украинского фронта.
гулко чеканя шаг, идут, держа равнение налево, где на трибуне  мавзолея самодовольно улыбается  в усы генералиссимус И.В. Сталин.
    В такт маршу стучит сердце еврейского парня  – сына георгиевского кавалера.
   …  Выехав со всей семьей в Израиль, Семен Сигалов стал одним из организаторов
в  городе Петах-Тиква первого в стране  комитета ветеранов второй  мировой войны.
   Последние годы своей жизни Сигалов жил в Ашдоде и активно участвовал в работе городской ветеранской организации