СИМВОЛ НЕЖНОСТИ 

       Фронтовая медсестра  Татьяна Шацкая-Теслер 
                                                  
   Седоватый майор с орденской планкой на кителе сидел в обнимку с интересной моложавой  женщиной, напевая вполголоса:
 
        Таня, Татьяна, Танюша моя,
         Помнишь ли знойное лето это?
         Разве легко нам с тобою забыть
         Все, что пришлось пережить.
 
   А пережить действительно довелось много и майору Шацкому и его очаровательной супруге Шацкой-Тэслер.
     В сорок первом Татьяна окончила медицинский техникум и мечтала в будущем стать врачом. Но уже на второй день  войны девушку вызвали в  военкомат, вручили краснокрестовскую сумку с медикаментами и поручили сопровождать до Днепропетровска большую группу призывников.
    Для Татьяны Тэслер стала родной 30-я Иркутская стрелковая дивизия,  к названию которой скоро добавилось слово «гвардейская».
     Дивизия в основном состояла из сибиряков, крепких выносливых воинов.
     В своем батальоне Таня стала для всех красноармейцев и командиров символом нежности. Она пользовалась присущей только хорошеньким женщинам  властью над другими. Ее слушали, выполняли любую просьбу и никому не позволяли обидеть девушку.
      В  дерзкой операции под Новороссийском эти качества помогли батальону устоять на зыбком прибрежном рубеже.
      А было это так. Ночью, под прикрытием артогня  на паромах и катерах десантный батальон высадился на каменистый берег. Вместе с ними была и Татьяна.
     Сначала немцы, ошарашенные  неожиданным ударом с моря, в панике покинули свои позиции и почти не оказали организованного сопротивления.
     Десантники точно, как было задумано в штабе дивизии, закрепились на «пятачке» и приступили к расширению плацдарма.
       С  рассвета, получив  подкрепление, гитлеровцы перешли в контратаку, пытаясь сбросить смельчаков  в море.
    Берег, казалось, превратился в паровозную топку. Все пылало и рвалось. Потери росли с каждой минутой боя. Таня не успевала перевязывать раненых. Бойцов с тяжелыми ранениями пришлось волоком на  расстеленных шинелях тащить в укрытия.
     Падая от напряжения и усталости, Таня тащила раненного командира взвода в глубокую воронку от снаряда. Оглянувшись, увидела, что  десятки бойцов в панике бегут обратно к берегу, к оставленным с ночи понтонам и катерам.    Девушка, в какие -то доли секунды сообразила, что не может оставаться безразличной к происходящему.
 Она  взяла в руки автомат раненого взводного, поднялась в полный рост  и что есть силы крикнула:
   - Остановитесь!
   При виде девушки, решительно преградившей дорогу к берегу, бойцы как бы застыли на месте.
    Срывающимся от волнения голосом она произнесла:
    -Куда же вы, милые? Вперед! Вперед!
    Держа в руке автомат, она повела бойцов навстречу опасности. Она бежала не обращая внимание на посвист пуль и разрывы мин. Татьяна видела, что её  опережают те, кто минуту-две назад с широко раскрытыми от страха глазами рвались к берегу.
     Уже после боя Татьяна Теслер   самой  себе не могла объяснить, откуда взялось это рвение. Скорее всего, от сознания ответственности перед ранеными, которые ждали её помощи в укрытиях. Они ведь могли попасть в руки немцев, а те с ранеными не церемонились.
     Батальон надежно укрепился на захваченном плацдарме. Бойцы удивились, услышав признание Татьяны, что она до этого никогда не держала в руках автомат.
    За этот бой санинструктора Татьяну Тэслер наградили орденом Красной Звезды.
    Потом  девушку ждала работа в медсанбате хирургической сестрой. В любое время суток, как только прибывал новый раненый, она уже была в операционной.
    Однажды в Крыму, доставив тяжелораненого в  госпиталь, Татьяна лицом к лицу встретилась со своим земляком, хирургом Василием Семеновичем Решетко. Это он преподавал в техникуме и называл Таню самой способной ученицей.
    И снова, как тогда на практических занятиях, она стояла в операционной рядом со своим учителем и по еле заметному движению его губ понимала, когда нужно подать хирургу пинцет, зажим, скальпель.
    После войны она прочла в популярном журнале «Здоровье» статью, в которой отмечалось, что  у хирурга В.С.Решетко за все время войны  не было  ни одного  летального исхода   на операционно столе.
   С Днепропетровска началась боевая биография Татьяны Шацкой - Тэслер.
    В этом городе у Днепра она жила еще долгие годы.
    А вначале девяностых мне позвонила родная сестра Тани Голда из Нетании и  сообщила, что Танюша умерла.
    И только память сохранила рассказ о подвиге саниструктора батальона, которую  однополчане называли символом нежности.