ОТ ИМЕНИ  МЕРТВЫХ

                               Из рассказа Софьи Розеншайн 

    Всю ночь семья Григория  Розеншайна укладывала на телегу самое необходимое из жалких пожитков, чтобы еще до наступления рассвета бежать на восток.
   К местечку Ошмяны Гродненской области приближался фронт. С часу на час сюда могли ворваться фашисты.
   Григорий Моисеевич торопливо запряг лошаденку. Телега, поскрипывая, тронулась в горестный путь.
    В Молодечно добрались сравнительно спокойно. Но вздоха облегчения не последовало. Прерывистый гул немецких самолетов расколол кажущуюся тишину.
На толпы беженцев обрушились бомбы.  Все вокруг горело, дымилось,  рушилось. Душераздирающие крики и стоны смешались с грохотом разрывов.
   В страшной суматохе куда-то исчезли сыновья Григория шестнадцатилетний Лазарь и семилетний Хаймэлэ.
  Среди погибших их не нашли. Мать пропавших  мальчиков  Софья Розеншайн, обняв дочь Веру и сыночка Фалика, пыталась сохранить спокойствие. Не проронив и слезинки, она  надеялась, что дети отыщутся.
    А тут новая беда, в Молодечно ворвались немецкие мотоциклисты. На окраинах города завязался  бой.
     Софья вмиг оценила обстановку и решительно сказала мужу:
    - Гриша, тебе нужно сейчас же уйти с красноармейцами. Немцы  детей и женщин не тронут, а мужчин расстреляют.
     Григорий и сам понимал, что промедление смерти подобно, и наскоро  попрощавшись с женой и детьми, забрался  в  кузов военной полуторки и уехал с отступающими войсками в неизвестность.
    Вскоре пропавшие дети   отыскались. Их задержали оккупанты. У Лазаря при обыске обнаружили удостоверение члена МОПРа  / Международной Организации Помощи Революционерам/ и тут же избили до смерти.  Хаймэлэ вернулся в Ошмяны. Через день  дома оказалась и мать с уцелевшими детьми.
    Два-три месяца оккупанты никого не трогали. Потом согнали  евреев в гетто. Всех мужчин, включая и стариков, вывезли на окраину местечка  в район Зеленки и расстреляли.
    Случайные свидетели  видели, что перед расстрелом гитлеровцы издевались и потешались над  своими жертвами.
     Всех  трудоспособных узников гетто  оккупанты погнали в рабочий лагерь Милайчан на строительство дороги Каунас-Вильнюс,   протяженностью  в несколько километров. Вера решила  бежать отсюда, хотя  это грозило   расправой.
    Заметив, что охранники чем-то увлеклись, Вера Розеншайн  прошмыгнула  мимо них. Ей удалось добраться  до поселка Сурнялы Кандзярского района, где девушку с риском для жизни приютила семья Брониславы Маркун.
     Голубоглазая девушка не очень  напоминала еврейку.
     Старосте поселка ее спасители объяснили, что Вера их новая свинарка. Вслед  за дочерью бежала из лагеря и мать Веры  Софья Розеншайн. Она  несколько дней пряталась в яме и густых зарослях, а потом ей повезло в дальнем хуторе выйти на надежных людей. Они и помогли  ей связаться с партизанским отрядом «Свободная Литва».  Позднее  с ее помощью в отряд удалось уйти и сыну Фалику.
    Тревожные партизанские будни, при всей своей опасности не шли ни в какое сравнение с  положением узника, пленника, раба.
    Софья и ее сын научились владеть оружием. Они часто выходили на задания, дежурили и патрулировали в расположении отряда. Нередко приходилось участвовать
в боях против карателей.
    Как бы ни было трудно, но у Софьи и ее сына исчез страх, появилась уверенность в себе, надежда бороться и выжить.
   У Фалика на боевом счету было уже пять уничтоженных гитлеровцев.
   Осенним дождливым вечером юный партизан ушел на задание. Ночью вдали раздался  сильный взрыв. Небо над лесом озарилось заревом пожара и гулких раскатов.
    Фалик и его товарищи утром вернулись в отряд, доложив командиру, что взорвали немецкий склад  боеприпасов.
   В июле 1944 года отряд готовился к долгожданной встрече с наступающими частями Красной Армии.
     В те дни  партизаны организовали спецгруппу,  которая  совершала нападения из засады на отходящие немецкие  подразделения.
    В первом же бою  девятнадцатилетний Фалик  Розеншайн погиб.
    Вера Розеншайн-Пучинская бережно сохранила документы, подтверждающие участие ее матери, брата и мужа в отрядах народных мстителей.
    Муж Веры – Аркадий Пучинский – рядовой партизанского отряда имени Молотова часто выходил на самые рискованные задания. Загримированный и переодетый  Аркадий нередко появлялся в Минске. Под видом снабженца товарами он проникал в расположение немецких частей, а данные разведки передавал в штаб отряда.
    Порой к Аркадию присоединялась его сестра Циля. Но однажды она  попала в облаву. Ее долго и жестоко допрашивали. Узнав о том, что Циля в тюрьме, Аркадий попытался  вырвать сестру из фашистского застенка.
   Группа партизан тщательно подготовила её побег, но опоздала. Средь бела дня немцы вывели Цилю на городскую площадь Минска, где стояла заранее подготовленная виселица.
    Вся в синяках и багровых кровоподтёках  Циля стояла на помосте с петлей на шее, вглядываясь в толпу минчан, согнанных к месту казни.
  Неожиданно она встретилась взглядом с Аркадием и боевыми друзьями. По ее щекам катились слезы прощания с жизнью.
    Аркадий, сжав до крови кулаки, тоже плакал и  шептал слова клятвы отомстить  фашистам.
    Он был бессилен помочь сестре. Подавленный горем  Аркадий вернулся в отряд. Вскоре   он  провёл дерзкую операцию в Минске, уничтожив группу тюремщиков, возможно даже тех, кто казнил Цилю.
    За  этот бой Аркадий был награжден орденом Красная Звезда, а потом и  партизанской медалью.
    Вдова партизана сохранила память о муже, его сестре и о всей семье Розеншайнов, не склонивших головы перед оккупантами