С АВТОРОМ ПОВЕСТИ «ЗВЕЗДА» 

   Командир дивизионной разведки Александр Розановский 

   На обошедших весь мир фотоснимках поверженного Рейхстага, видна подпись: Мы из Ельца». Ее сделал разведчик офицер 143-й Конотопско-Коростенской стрелковой дивизии Александр Розановский.
     Из города Елец и начался боевой путь Александра. Тогда еще совсем молодой лейтенант  возглавил взвод артиллерийской разведки.
    Еще в сорок первом он удивил командование  дивизии своей храбростью, корректируя огонь орудий не из НП и даже не в боевых порядках, а забравшись в тыл врага.
        - Там противник у меня, как на ладони, - оправдывался Александр, когда ему штабисты пытались втолковать устаревшие инструкции.
     Осенью сорок третьего наши войска вышли к Днепру и готовились  к форсированию реки.
      Командованию  1-го Украинского фронта необходимы были точные сведения о расположении немецких войск на правобережье. Туда по ночам пытались пробраться отдельные группы спецназначения, но безрезультатно.
      - Позвольте и мне попытаться, - предложил комдиву Александр.
      Ночь. Над бурной рекой беспрерывно одна за другой зависали осветительные ракеты
немцев. От берега отчалила утлая лодчонка с  тремя храбрецами. 
    - Готовсь! – вполголоса скомандовал Александр.
     И тут послышася  характерный нарастающий звук падающего снаряда. Взрывной
волной лодку опрокинуло. Разведчики остались живы, но рация, на которую они возлагали все надежды, оказалась на дне.
       Промокшие до костей разведчики вплавь добрались до берега, разделись догола, выкрутили  промокшую одежду и, дрожа от дикого холода,  стали окапываться. А утром
повели  наблюдения за линией обороны немцев. В тот же день  сумели связаться с более
удачливой группой, посланной вслед за ними для поддержки.  По рации этой разведгруппы тут же передали  в штаб очень важные сведения .
      У Александра до сих пор сохранился штабной документ, в котором написано:
«Александр Розановскй одним из первых переправился на правый берег, точно разведал передний край противника, его огневые средства, благодаря этому была взломана оборона противника и заняты города Иваньков и Коростень»
       Боевой друг Александра Эммануил Казакевич в  повести «Звезда»  наделил  разведчиков лучшими качествами своих фронтовых друзей. В  биографии Казакевича и Розановского много общего. Оба учились в Харькове, командовали  взводами разведки, завершили войну в Берлине и каждый из них удостоен четырех боевых орденов.       Познакомились офицеры-разведчики в штабе  47-й армии, когда и тот и другой командовали  дивизионной разведкой.
      Розановский явился  прообразом  лейтенанта Травкина в повести Казакевича «Звезда» .В этой книге  отражён боевой путь, который прошли бок-обок Казакевич и   Розановский.
     «Бугорков  любил  Травкина,  своего   земляка-волжанина.  Прославленный
разведчик, Травкин оставался  тем  же тихим и скромным юношей, каким был при
их  первой  встрече.  Встречались они,  правда, довольно  редко - у  каждого
хватало собственных служебных забот,- но приятно было  иногда вспомнить, что
здесь, где-то недалеко, ходит приятель и  земляк  Володя Травкин - скромный,
серьезный, верный человек. Ходит вечно на виду у смерти, ближе всех к ней...»
     Казакевич и  Розановский  вдвоем склонились над картой восточных пригородов Берлина, чтобы продумать, как лучше и эффективней организовать разведку переднего края обороны. 
     О значении разведгрупп в этой завершающей операции  Маршал Жуков отозвался c похвалой:
    -«Разведывательные отряды  в течение двух суток 14-го и 15-го апреля, навязав противнику бой, уточняли огневую систему его   обороны , определяли сильные и наиболее  уязвимые места оборонительной полосы… Эта силовая разведка имела и другую цель:   Нам было выгодно заставить немцев подтянуть на передний край больше живой силы и техники, чтобы при артподготовке наступления 16 апреля накрыть их огнем всей артиллерии фронта.»
       В  четыре часа началась артподготовка, которую немцы ошибочно приняли за начало общего наступления. Воспользовавшись этим, в тыл врага проникли разведгруппы, в том числе и Розановского.  Действовали дерзко,
       Александр из расположения противника, рискуя быть запеленгованным, передавал  по рации точные координаты: Огнем наших пушек рушились доты, дзоты. И только вслед  огневой обработке немецких позиций  прозвучал приказ :
     -  По фашистскому логову 20 снарядов, беглый огонь!
     Дух захватывало от этого неповторимого зрелища. Яркий ослепляющий свет тысяч  мощных прожекторов и яростный  гул артиллерии и «катюш» вселяли веру в скорую победу.
    Через десятки лет в Харькове встретились ветераны 143-й дивизии. Бывший комдив Герой Советского Союза генерал майор Заикин подарил Александру свое фото с
 надписью: «Моему  бесстрашному  артразведчику».
     Недавно я снова перечитывал  замечательную повесть Эммануила Казакевича «Звезда». Группа разведчиков как бы растворилась в тылу врага. Радистка  в штабе не уставала повторять:
     - Звезда, Звезда, Звезда, отзовись!
      И до сих пор её позывные звучат в наших сердцах.