В ДВУХ ШАГАХ ОТ ДОМА

                          Подполковник Михаил Мурахвер 

    Такого обильного урожая, как летом сорок первого давно  не было на Украине. А в саду возле дома родного  ветки  ломились от созревших абрикосов.
    Возвращаясь домой из паровозного депо, Михаил Мурахвер  думал о завтрашнем воскресном дне, о красавице жене, милой дочурке и друзьях. Хорошо бы пройтись компанией в лес на  окраину Котовска, поиграть в волейбол, отдохнуть, надышаться воздухом, настоянном на травах.
     За  пристанционными постройками часто проносились поезда, слышались паровозные гудки.
 Это было настолько  привычно, что не могло
нарушить хода мыслей  Михаила. Но гудок маневренного паровоза на переезде почему-то вызвал в душе  Мурахвера чувство тревоги.
   Михаил иногда ловил себя на предчувствии беды,  и  редко ошибался. Не ошибся и  на этот раз: - завтра была война.
    А дальше, как по расписанию: военкомат, вокзал, на губах солёный привкус слёз жены, объятия дочурки и ее прощальные слова: «Папочка возвращайся!»
    Ему, кадровому офицеру  запаса , судьба уготовила тяжкие испытания с первых дней войны. Его полк попал в окружение, дважды Михаил  чудом избежал плена, был ранен, а после излечения снова попал в свой стрелковый полк, который почему-то  теперь называли воздушно-десантным.
    Запомнились майору Мурахверу бои под Москвой, где ценой огромных потерь войска отстояли столицу.
    Не успели получить пополнение, как часть срочно перебросили в Сталинград. Тут начальнику штаба батальона пришлось разрабатывать операции, связанные с боями  за каждый дом и подвал.
    Он  был  в курсе  всего, что происходит в боевых порядках, знал не только обстановку на этом участке обороны, но и настроение бойцов.
    Каждая подготовленная им операция была тщательно взвешена с учетом  не только полученных разведданных, но  и  личных наблюдений за противником.
      Майор Мурахвер награжден оордена Красного Знамени за исключительно дерзкую операцию, осуществленную в начале развернувшегося наступления Красной Армии под Сталинградом. По его плану полк, совершив ночной бросок, вышел в тыл немцев, перерезал важную магистраль, по которой отходили гитлеровцы. Благодаря этому была остановлена, а затем   разгромленадивизия СС. Мурахверу вскоре присвоили звание  подполковника и назначили начальником штаба полка.
   Форсировав Днепр,, 53-я армия генерала Манагарова вышла на просторы Украины,  Она участвовала в уничтожении Корсунь-Шевченковской группировки и в начале весенней распутицы  развернула  мощное наступление на юго-запад.
      На штабной карте полка появились до боли знакомые названия городов и сел Одесской области. Снова, что-то очень близкое и щемящее проникло в сердце Мурахвера.
     Мартовские дороги  развезло. Таяли снега. Войска с трудом   продвигалась с боями вперед. Тяжелые орудия, танки и автомашины застревали в болоте, порой по самое брюхо.
     Наступление затормозилось из-за  перебоев  с доставкой на передовую боеприпасов и продовольствия. Командир дивизии генерал Огнев созвал срочное совещание командиров и штабистов. Разговор был жестким:
   - Тринадцатого марта, запомните,  тринадцатого марта, именно тринадцатого! - твердо
повторял комдив, - нам приказано овладеть Чечельником, а  в конце марта Балтой и  Котовском.
    От одного только названия  родного города сердце подполковника Мурахвера забилось тревожно и радостно. Скоро конец трехлетней разлуки с родными и близкими, скоро  он увидит милый сердцу дом, где всегда было уютно и тепло.
     А пока рядом со  штабом тракторами, а то  и лошадьми в упряжке бойцы с трудом вытаскивали из болота застрявшую технику.
     Командование дивизии  всю надежду возложило  на матушку - пехоту.  Орудия решено было тащить  с помощью конных упряжек. А как быть  с десятками тысяч снарядов?
    Комдив  после совещания  велел  подполковнику Мурахверу остаться.
   - Ты Миша,  родом из этих мест, - сказал комдив , обращаясь  к нему по-дружески,  Что посоветуешь?
    Мурахвер задумался, закурил, потом произнес:
    -   Запомнились мне пушкинские строки, написанные им  во время поездки по этому же маршруту через Балту и Бирзулу: «Прилип, как бирзульская грязь».  Между прочим, товарищ комдив, Бирзулой назывался  тогда  нынешний Котовск. Так вот карету Пушкина вытаскивали из  непролазного болота местные крестьяне. Думаю и нам надо обратиться к  людям, они уж точно помогут.
     На второй день подполковник Мурахвер побывал на нескольких   сельских  сходках    и обратился к  людям  с просьбой помочь наступающим войскам освободить многострадальную землю Украины. Как и ожидалось, люди, испытавшие на себе издевательства немецких оккупантов,  охотно откликнулись на просьбу  своих освободителей.
     Тысячи  сельчан молодых и старых, взяв в руки по  снаряду, образовали живую цепь.  Наступление на этом участке  ускорилось.
     В  те дни английские газеты писали о каком-то секретном оружии Красной Армии, которое позволяет им вести широкое наступление, невзирая на непроходимую грязь.
   Утром 30 марта части дивизии Огнева вышли на окраины Котовска. Куда ни глянь –
справа и слева  застрявшие в болоте и брошенные немцами «Тигры» и «Фердинанды».
    Подполковник Мурахвер вышел из блиндажа, чтобы  на местности уточнить задачу по овладению вокзалом.
    Немцы отчаянно сопротивлялись, так как с потерей  железнодорожного узла им придется быстрее ретироваться за Днестр.
    Михаил поднес к глазам бинокль. Впереди виднелись знакомые рощицы, пристаннционные здания, а  за ними  родной дом и дворик, где прошли лучшие годы жизни..
.    Вдруг послышался нарастающий свист снаряда. Михаил Мурахвер, не успев спрыгнуть в траншею, был сражен осколком снаряда. Он погиб всего в двух шагах от родного дома.