В БУНКЕРЕ  ГИТЛЕРА 

  Из воспоминаний санинструктора Лизы Хачатурян  - Мошес  

    Всех мужчин- евреев  села Крутые под Кодымой  гитлеровцы  еще в первые дни оккупации  в июле 1941 года  вывели в поле, заставили вырыть себе могилы и расстреляли. Среди них был и мой отец.  А поздней осенью  тысячи евреев, согнанных оккупантами из  Кодымы, Рыбницы и окрестных сел,  погнали  размытой дорогой  в Балтское гетто.
    В Балту мы пришли далеко не все. Многие погибли  в пути от болезней, истощения,  зверских издевательств.
       Гетто беспрерывно пополнялось евреями из Бессарабии, Польши, Венгрии. И, как стало известно, почти  всех   уничтожили вблизи села  Ободовка.
      Не могу согласиться  с теми, кто утверждает, что евреи шли как овцы на заклание. Еврейская молодежь  тайно объединялась в подпольные группы. Одной из них
руководил Ося Шмальц,  записанный украинцем под фамилией Шмальцов. В  составе группы были брат и сестра Шимшановичи, Чечельницкий, Окнянский и другие узники гетто. 
     Подпольщики  собирали в местах прежних боев оружие, пробирались в лес, откуда совершали нападения на оккупантов. Перед самым освобождением города эту группу обнаружили каратели и расстреляли.
    Подверглась страшному допросу гестапо и  я,  но чудом осталась в живых.
      Мы прятались в погребах, в ямах, прислушиваясь к звукам близкого боя... Но вот послышалось долгожданное:
  - Люди выходите! Наши пришли! Пришли наши!
  У всех на глазах были слезы радости, но ненадолго. В тот же день фашисты в дикой злобе беспощадно бомбили Балту. Я и моя сестра попали под разрывы бомб, но и на этот раз судьба была благосклонна к нам.
      Воздев глаза к небу, мы, воспитанные в духе атеизма, впервые  в жизни произносили благодарственную молитву Всевышнему.
    Я  рвалась на фронт, чтобы отомстить гитлеровцам и их пособникам за причиненные страдания. Чтобы осуществить задуманное  поступила на краткосрочные курсы медсестер.
    Мне, вчерашней узнице гетто, вручили красноармейскую книжку военнослужащей первого батальона 43-го  автополка и назначили на должность санинструктора.
     Мощная автотранспортная техника  нашей воинской части  доставляла фронту оружие, боеприпасы, продовольствие под артобстрелами, бомбежками, В пути водители нередко  вступали  в перестрелки с  немецкими диверсионными группами.
     По  ухабистым дорогам войны и бездорожью  они  подчас  сутками без сна и отдыха не выпускали из рук «баранку» автомобиля.  Я часто сопровождала  колонны автомашин  по фронтовым дорогам.
     Места дислокации полка менялись, но одно из них мне  особенно запомнилось.
    Полк стоял под Винницей, где  временно размещались гаражи, мастерские и штаб автополка. И надо же, что именно здесь, незадолго до освобождения города, находилась ставка  Гитлера.
   Тайна этого бункера и сейчас до конца не разгадана.    Но то, что в этом бункере буйствовал  Адольф Гитлер, одним из первых  разведал  партизан Василий Шиманский
родом из Балты. Он  же пытался  уничтожить  бесноватого фюрера в его логове. Об этом известно из книг писателя Василия Земляка «Операция Вервольф» и «Подполковник Шиманский».
   Я  разглядывала  бетонные стены колоссального бункера,  радуясь тому, что   бывшая узница  гетто дожила  до изгнания Гитлера из его убежища. Мысленно
 я обращалась с грозным предостережением в его адрес: Ты,  не уйдешь от возмездия!   Здесь, в этом бункере, ты готовил мне гибель, а сейчас я стала воином и  хочу быть свидетельницей  твоей позорной смерти!    
   В мае сорок пятого на рассвете меня разбудил громкий стук в оконное стекло медпункта и восторженный голос  шофера Пети Антонова:
    - Лиза, война окончилась. Победа!
    Было это в  польском селе. Я  плакала от счастья. Так плачут только люди, прошедшие через семь смертей.
    После войны я  еще долго работала в военном госпитале, а потом вышла замуж за бывшего офицера-фронтовика Татевоса Хачатуряна.
 
                                                 * * *
        В израильском городе Ришон ле -Цион Елизавета Мошес-Хачатурян рассказала мне
о пережитом в годы войны и познакомила с внуком и внучкой – воинами   Армии
Обороны Израиля. В это время по  русскому радио передавали сводку о тяжелых боях  в Ливане.
    Провожая внуков в свою часть, она произнесла:
    -   Я верю, что вы достанете в бетонных бункерах  террористов «Хизбалы»  и уготовите им  бесславный конец, как это сделали мои сверстники в мае 1945 года.