ОСТАПЕНКО, ОН ЖЕ – МАРГУЛИС
 
                           Партизан Иосиф Маргулис 
 
       О таких людях, как Иосиф Маргулис не зря говорят: - родился в рубашке. Он единственный из двухсот евреев  села Выдобор Житомирской области остался в живых.
     В 1941-м  Иосифу исполнилось семнадцать. Он учился в девятом классе и работал в еврейском колхозе.
    Парень ухаживал за колхозными лошадьми и волами и рано познал цену  хлеба.   
        -  Хозяйська дытына! – говорили о нем односельчане.
   Чубатый стройный  парень нравился многим девчатам. Его большие выразительные глаза нравились выдоборским красавицам, но лишь одна из них полюбилась ему. Завтра он обязательно проводит ее домой с танцев и скажет  о своей любви. Но завтра была война...
   Уже в первые дни войны немцы бросили свои главные силы на житомирское направление, чтобы, взяв Житомир,  молниеносно захватить столицу Украины Киев.
   Понимая, что надвигается  беда, многие еврейские семьи грузили свой жалкий скарб на подводы, чтобы успеть эвакуироваться на восток.
   Военкомат срочно собрал всю допризывную молодежь и направил в сторону Киева, но дорогу перерезали немецкие танки и автоматчики. Иосифу  и его товарищам пришлось вернуться домой.
     Юноше  открылась мрачная картина  растерянности и опустошенности.
     У приземистых хат, словно застывшие кадры кинофильма,  стояли не сдвинувшиеся с места груженные еврейские подводы. Рядом  бродили так и не запряженные лошади.
    Евреи попрятались кто- куда.  Из своих ненадежных убежищ  они со страхом поглядывли   на дорогу,  где вот-вот появятся  гитлеровцы.
      Вечерело.  Послышался громкий лай собак, гул моторов и топот сапог.
      Настала самая долгая и мрачная ночь, раздираемая автоматными очередями, криками о помощи. Многих  евреев вывели за село и расстреляли, остальных  загнали  в коровники и свинарники.  
      Иосифа  на день -другой приютили друзья. Затем он скрывался в стогах соломы и сена.     Нашлись добрые  люди- односельчане, которые  тайком  приносили ему еду, и снабдили его кое - какой одежонкой. Друзья посоветовали ему уйти из села,   изменить фамилию. Так Маргулис стал Остапенко.
     Парень  шел проселочными дорогами. У села Каменный Брод встретил бежавшего из плена лейтенанта Николая Крошку. Через него наладил связь с потиевским подпольем. 
   И вот первое задание – собрать брошенное на  полях оружие. Дело оказалось не сложным, так как в местах недавних боев валялись винтовки, боеприпасы, гранаты.
    Вскоре был создан партизанский отряд имени Котовского, позднее вошедший  в соединение Сабурова.
    Среди лесных братьев Иосиф окреп, приобрел опыт и стал одним из самых дерзких партизан-разведчиков.
    О смелых вылазках  Остапенко знали и в соседних отрядах.
     Возглавив диверсионную подрывную группу, он пустил под откос на линии Житомир-Коростень  четыре вражеских эшелона с войсками и техникой.   Легко сказать: «пустил под откос». А ведь это высшее   напряжение сил и нервов.
      На каждом километре пути немцы установили  укрепленные блокпосты, оснащенные крупнокалиберными пулеметами. Вдоль железнодорожного полотна круглосуточно курсировали мотоциклисты. Дорога контролировалась также путейцами на дрезинах, а платформы, груженные камнем,  цеплялись впереди паровоза, чтобы обезопасить  эшелон.
    Требовалось за считанные минуты выйти незамеченным к полотну дороги, быстро положить и замаскировать взрывчатку.    Вот уже мина под рельсами, протянут провод. Осталось выбрать укрытие и выждать момент для взрыва.
   Иосиф внимательно вслушивается в  тишину. Слышны только гулкие удары собственного сердца.     И вдруг издали доносится нарастающий гул. Подрывник всем своим существом чувствует  приближение вражеского эшелона.  Забыты все предосторожности. Только бы успеть, не ошибиться в  выборе момента для  взрыва.
    Наконец в клубах пара и дыма  возник оглушительный грохот летящего эшелона. Как только проскочила платформа с камнем – пора!     Рука Иосифа резко поворачивает ручку взрывного устройства. И в то же мгновение вулкан огня взметнулся к небу и вверх тормашками взлетели  немецкие танки, орудия, солдаты.
    Осталось  добежать до оседланного коня.  Иосиф Остапенко бежит и слышит надрывный гул немецких мотоциклов, приближающихся с двух сторон.     Встревоженный конь издает  нетерпеливое «Ии-и-и!», торопя всадника. Погоня все ближе, но Иосиф уже в лесу под прикрытием буйной зелени и надежных друзей.
    Имя партизана Остапенко все чаще появлялось в оперативных сообщениях и в газетах.
    Можно было вернуть себе фамилию Маргулис, но это повлекло бы сомнения у командования отряда, ненужные допросы. Для молодого партизана главное действовать,
уничтожать фашистов, мстить за погибших родителей и односельчан.
   Остапенко-Маргулис первым в соединении освоил присланные из центра мины замедленного действия.    Вдвоем с разведчиком-москвичом Манкиным  Иосиф выходил на самые дерзкие операции.  У села Неделица  группа, куда входили друзья,  попала в засаду. Из десяти бойцов в живых осталось только двое – Остапенко и Манкин.
    Когда партизанское соединение встретилось с войсками  1-го Украинского фронта, командующий 60-й армии, в которую влились партизаны, приказал срочно заслать в тыл противника самых опытных разведчиков с задачей взять «языка», да  такого, чтобы знал численность и расположение немецких войск на этом участке фронта. Выбор пал на Остапенко.
    Проникнуть в тыл врага для него и его товарищей было привычным делом, ведь они  знали все ходы и выходы. Другое дело взять «языка» - штабиста.
   С наступлением темноты разведгруппа проникла в расположение немецкого штаба,
сравнительно легко прикончила часового. В одной из комнат  спал, похрапывая, офицер. 
    Первым к нему приблизился Иосиф. Немец мгновенно проснулся и в его руке блеснул пистолет. Иосиф успел  ухватиться за дуло «парабеллума».  Грянул выстрел. Руку  парню обожгло. Разведчики связали офицера, сунули кляп в рот и, потащили  к выходу.
    Немцы всполошились. Началось преследование. Над головами разведчиков вспыхивали осветительные ракеты, вокруг смельчаков рвались мины, разлетались веером нити трассирующих пуль.    Сгоряча Иосиф не почувствовал, что вся его ладонь в крови. А тут еще в голову угодил осколок мины.
   Остапенко еще несколько минут бежал, не отставая от друзей, но силы покидали его. Он потерял сознание. В госпитальной палате  Иосиф узнал, что  командарм наградил его орденом «Отечественная война». Вскоре к этой награде прибавился еще один орден и медаль «Партизану Великой Отечественной войны» 1-й степени.
    Война завершилась. Доказать властям, что Остапенко и Маргулис одно и тоже лицо было сложно. Начались проверки, предвзятые  допросы, подозрительные предположения гебистов, но биография Иосифа  была чиста, как стеклышко, и все подозрения отпали.
    Маргулис окончил институт и стал учителем, а затем директором школы.
    Школа-интернат, которой руководил Маргулис, считалась лучшей на Украине.  Президиум Верховного Совета  присвоил ему звание Заслуженного учителя Украины.
    Много почестей и наград у Иосифа Маргулиса, но Израиль избрал он сердцем.
  В  Петах-Тикве он  возглавил одну из крупнейших в стране  ветеранских организаций.