ГОРДОСТЬ СЕВЕРНОГО ФЛОТА

                         Командир корабля Иосиф Кроль 

   Это был беспримерный поединок, не знавший аналогов в современной истории морскихбаталий. 30 июня 1941 года, всего лишь через неделю после начала войны, катеру «МО-121» под командованием старшего лейтенанта Кроля было приказано зайти в Мотовской залив Баренцева моря и снять корректировочную группу с побережья, занятого врагом.

    Как только катер вошел в залив, почти сорок бомбардировщиков «Ю-88» подвергли его массированному налету.

    Первая волна «юнкерсов» обрушила на катер град бомб и пулеметных очередей. Один за другим самолеты пикировали на маленький сторожевой корабль, а он не только умело увертывался от вражеского огня, но и отвечал меткими выстрелами двух «сорокопяток» и четырех крупнокалиберных пулеметов.

     Вот один из двухмоторных стервятников загорелся и рухнул в бурное море. Немецкие летчики, остервенев, не жалели смертоносного груза, чтобы потопить отчаянных смельчаков.
       За первой волной - вторая. Катер, ловко маневрируя, уходил от верной гибели и оставался наплаву. Его прицельным огнем был поражен еще один самолет, а третий «юнкерс» задымил и скрылся за горизонтом.
Вода кипела и клокотала вокруг катера, угрожая поглотить дерзкое суденышко, бросившее вызов германскому «люфтвафэ».
     Командир катера соблюдал удивительное хладнокровие, а в душе все кипело, как морская встревоженная пучина. Экипаж действовал самоотвержено и слаженно, повинуясь его воле. Эта удивительная слаженность возникла не вдруг, а в ходе длительной совместной службы и дружбы на корабле и на берегу.
   Иосиф обладал редким качеством признанного лидера, притягательной силой, объединяющей людей.

   Перед лицом смертельной опасности каждый человек испытывает страх. У Кроля, его помощника лейтенанта Бородавко и комендора старшины второй статьи Векшина, спазмом к горлу подкатывалось сознание обреченности.
Команда Иосифа: «Огонь!» сработала как защитный механизм. Все остальное мигом уступило место жгучей ненависти к врагу, желанию выстоять, победить.
   Командующий флотом, внимательно следивший за неравной схваткой катера с десятками самолетов, приказал выслать к месту боя две пары истребителей - все, что имелось в резерве. Но они не успели помочь катеру. Полчаса маленький боевой корабль увертывался от бомб. Потом он исчез в тумане... И вдруг командующему докладывают: - Кроль на проводе.
     Адмирал Головко хватает трубку. Кроль звонит из порта Владимир. С разбитой кормой, с еле работающим мотором катер приполз туда.
- Сейчас возьмем вас на буксир.
- Не надо. Над морем ясно. Нас заметят и станут опять бомбить. Зачем подставлять под удар и второй катер? Лучше дождусь тумана и тогда сам приду...
    И пришел, вопреки всем тревогам.

    Уже на второй день после боя политуправление Северного флота выпустило листовки и брошюру с подробностями легендарного сражения.
      В газетах и по радио был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении командира катера Иосифа Кроля, его помощника и рулевого орденами Красного Знамени. В Ленинграде выпустили иллюстрированную почтовую открытку на русском и английском с описанием боя сторожевого катера с эскадрильей «юнкерсов».
      В архивах семьи Кроль хранится газета «Комсомольская правда» за 26 июля 1959 года, в которой адмирал Головко конкретно описал подвиг Иосифа Кроля:

      «На всю жизнь останется в памяти мужество морского охотника, которым командовал старший лейтенант Кроль. Сорок и один! Наверно, по теории вероятности, тактическим и оперативным нормам катер определенно должен был погибнуть. Но не все подчиняется принципам. Командир то подавал самый полный вперед, то стопорил машину, то шел задним ходом. Ни минуты охотник не лежал на одном курсе. От близкого взрыва бомб катер почти выскакивал из воды. Стволы пушек и пулеметов накалились от непрерывной стрельбы. Комендоры катера сбили три двухмоторных самолета. С разбитой кормой и одним еле работающим мотором катер все же добрался до базы».

    Адмирал упомянул еще об одной важной подробности боя: третий задымившийся «Юнкерс», далеко не ушел, а один из пилотов сумел выпрыгнуть из горящей машины и пытался скрыться на берегу. Но Иосиф Кроль с помощью местного рыбака взял летчика в плен. Им оказался известный гитлеровский асс Альфред Лаевский.
     Покорно склонив голову перед командиром катера, стоял плененный немецкий асс, на счету которого было 150 боевых вылетов. Точку на его боевой биографии поставил Иосиф Айзикович Кроль.
      Достоверно известно, что тактика легендарного поединка сторожевого катера с эскадрильей вражеских бомбардировщиков в июне 41-го года до сих пор изучается в военно-морских училищах многих стран .
      В годы войны Иосиф Кроль воевал на Балтийском и Черном морях. Он командовал морскими охотниками и тральщиками, сторожевыми кораблями «Гроза» и «Туча», эсминцем «Отважный». На сторожевом корабле «Гроза» у Новой Земли экипаж под его командованием уничтожил немецкую подводную лодку.
      В мирные годы Кроль преподавал в Ленинградском военно-морском училище. А в начале девяностых выехал с семьей в Израиль. Имя неустрашимого морского офицера вписано в историю морских баталий российского флота.