ОГОНЬ НА МЕНЯ                                                                             
           Офицер - артиллерист Григорий Каплан
 
Услышав по радио, что я собираю материалы о израильтянах –участниках Второй
Мировой войны, Григорий приехал ко мне  в 1993-м году со своей рукописью. Его рассказ о боевой молодости, который я  публикую в  этой книге в сокращенном варианте тронул меня до глубины души.
 
В начале июня 1941 года Григорий Каплан, окончил  с отличием среднюю  школу,  и подал документы в Московское Краснознаменное  Артиллерийское  училище.
   Утром 22 июня   радость зачисления в училище  была омрачена. Началась война.
     С приближением фронта к столице и с первыми налетами немецкой авиации  курсанты все чаще привлекались к дежурству на крышах домов, тушили «зажигалки», разбирали завалы.
    Конец октября. Немцы  под Москвой.
    Третий дивизион, в составе которого учился курсант  Каплан перевели на Урал в город  Миасс . Здесь  училище  переименовали в артиллерийско- минометное с  новой специализацией – реактивная артиллерия.
     В звании старшего сержанта Григорию доверили командование взводом, а настоящим офицером он стал лишь на фронте.   Боевая выучка пришла не сразу.  Только после третьего боя ему удалось  «положить» снаряды в цель впереди себя  метрах в 200-300, создав тем самым  заградительный огонь.
     В сентябре 1943 года под Брянском лейтенант Каплан, а с ним  корректировщик и двое солдат связистов в разгар  боя услышали истошный крик дивизионного разведчика:
     - Что вы уши развесили?! Вас окружают немцы!
    И тут же вблизи послышались автоматные очереди и гортанные голоса гитлеровцев.
    Времени на раздумья не оставалось. Григорий  мгновенно вышел на связь с комбатом:  
     - Как только закончится связь - огонь на меня!
    Страшные взрывы сотрясали все вокруг, угрожая  снести с лица земли и  чужих  и своих. Немцы отступили, батарея выстояла.
     Затем были бои  вблизи взорванного железнодорожного моста у Десны и «долины смерти» у реки Болва. Долина простреливалась всеми  видами огня,  и здесь редко кому удавалось уцелеть.  Быстро  рос счет потерь. Убит Коган, ранены Сорокин и Зимин,  тяжело контужен  и сам Григорий. Он  наотрез отказался уйти в медсанбат.
    261-й артполк 197-й стрелковой дивизии вышел из  брянской компании  значительно  поредевшим, но сохранил боеспособность.
    Белорусская деревня Дуброва  осталась позади.
    8-го февраля 1944 года  разгорелся  жестокий бой за деревню Притыка. Плотность
вражеского огня нарастала. На опушке леса наступающие залегли. Головы не поднять. А тут еще осколком перебит кабель.
    Григорий  бросился наладить связь, Вдруг что-то больно ударило в правое бедро.
     - Глухов, я ранен, перевяжи. – Обратился  Каплан к соседу.
     - Глухов твой убит, –  мрачно откликнулся солдат-пехотинец.
Он же перевязал  лейтенанта и  помог  добраться до НП батареи, а там обычная схема: медпункт, медсанбат и военный   госпиталь в Рассказово.
    Но на этом война для Григория не окончилась. Последний год войны, он служил в реактивной артиллерии.
    Всем известные «Катюши» - реактивные минометы  применялись, как правило, массированно при прорыве сильно укрепленных позиций противника.
     Бригада, куда попал лейтенант Каплан, входила в состав 7-й дивизии М-31.
     13 января 1945 года, находясь на территории Германии в районе г. Шталупенен, она участвовала в огневой подготовке перед  наступлением  Третьего Белорусского фронта.
     
                Из военных мемуаров:
После разгрома врага в районе Витебска войска 3-го  и 2-го Белорусских фронтов освобождали Белоруссию. Мы взяли в плен свыше 50 тысяч человек. И вот в начале 1945 года Восточная Пруссия лежала на нашем пути. Армия врага, оборонявшая Литву, была разгромлена.  3-й Белорусский фронт захватил первый германский город — Шталупенен. Хотя фашисты сопротивлялись отчаянно, нас уже невозможно было остановить…
                                                                               / «Победившие вместе»/
    
 День был хмурым, низкие облака проплывали почти над верхушками сосен. Во время загрузки мин на рамы реактивной установки  несколько немецких снарядов упали  рядом. Командир батареи капитан Вагин, офицеры Прохоренко, Яковлев, Каплан и несколько солдат успели прижаться к земле,  осколки задели троих. Рана  лейтенанта Яковлева оказалась смертельной.
   Недалеко от южной окраины Кенигсберга  Григорий Каплан  с риском для жизни вывел боевую машину  из  губительного огня. За его действиями на НП с тревогой наблюдало командование. Когда же машина, изрешеченная осколками и пулями, подкатила к штабу, командир бригады полковник Коротун выбежал навстречу и обнял Григория, Лейтенанта представили к очередному ордену.
    Кавалер пяти боевых орденов Григорий Каплан после войны поступил на командно-инженерный факультет военно-химической академии, которую окончил в 1952 году. Уволился из армии в 1960-м в звании подполковника. Потом, до выезда в Израиль, работал в химических цехах Мосэнерго.
    Живет Григорий Каплан в Бейт Шемеше под Иерусалимом.  Ему уже  за восемьдесят. Отец двух сыновей и десяти внуков он сумел сохранить  спортивную выправку, а главное – присущую ему энергию и активность.