ЖЕНЩИНА ГОДА

                            Сапёр Ольга КАПЛАН 

    В празднично украшенном зале ашкелонского мигбацей диюра торжественно отмечали День Победы.  В перерыве между тостами, танцами, песнями фронтовых лет ведущая вечера Татьяна Шиндлер объявила:
      - У нас в гостях Женщина Года – участница Великой Отечественной войны Ольга Дмитриевна Каплан.
       Встреченная дружными аплодисментами, в центр зала вышла седая,  на удивление стройная гостья. Это ей ЦК Союза ветеранов Израиля в 2007-м году   присвоил   почетное звание. На широкой ленте через плечо сияли многочисленные боевые награды. Ольги.
И я подумал: какой же была Ольга в свои двадцать четыре года, если и сейчас она радует нас своей активностью, бодростью духа.
 
 
На снимке: Ольга Каплан. Фото Ирины Крутик.
 
      Вскоре  я  познакомился Ольгой Каплан на  чаепитии в квартире её лучшей подруги  Фиры Коляды. Фира в юности своей  участвовала  вСталинградском сражении и там была ранена, а  Ольга  в роковом сорок первом встретила войну в горах Кавказа в должности сапёра. Читатель,  не сомневаюсь, тоже удивится,  узнав, что Ольга  в годы войны избрала сугубо мужскую военную профессию – сапёр.   Даже трудно себе представить, как такую трудную и опасную работу могли доверить женщине. На этот вопрос отвечает сама Ольга:
      - А я и не спрашивала, сама пожелала быть на линии огня. Тем более, что в сапёрной части начал войну и мой муж Соломон,  пусть и  были на разных участках фронта.
       Ольга ушла на фронт из  Одессы, будучи замужем и матерью двух детей.  Еще до начала войны она  окончила курсы военной химии при  Одесском медицинском институте,
а это сыграло решающую роль, так как  специалисты её профиля  подлежали призыву. Военкомат не мог отказать её заявлению. Ольгу зачислили  в 29-ю отдельную сапёрную бригаду, ведущую строительство оборонных сооружений на рубеже Пятигорск – Грозный – Каспийское море.
      Ольгу не покидала тревога о маме и  детях, оставленных  в Одессе, о муже, неизвестно где воюющем с первых дней войны.
     С приближением гитлеровских войск к Кавказу её сапёрная бригада все чаще вступала в зону боевых действий, обеспечивая форсирование рек, создание оборонительных линий, минирование и разминирование полей и дорог.
      Вначале химинструктор, потом воентехник Ольга Каплан под огнём проводила рекогнастировку оборонительных сооружений, составляла карты минных полей.
Понятно, что эти сведения  она получала на местности, в условиях непрерывно меняющейся боевой обстановки. 
     В те дни решалась судьба целых армий,  дивизий, отходящих вглубь страны под
нарастающим напором фашистских полчищ.  Перед сапёрами были поставлены задачи
в срочном порядке возвести фортификационные сооружения на пути отступления
наших войск. И здесь понадобилась помощь воентехника Ольги Каплан.
     Только чудом можно было выжить в урагане огня и металла. Исчезали в жестоких
сражениях за Кавказ   батальоны и полки, а порой и  целые  дивизии. В конце 1942-года
Ольга Каплан  была зачислена  сапёром в З-ю горно-инженерную бригаду.
Ей приходилось  наряду с другими бойцами участвовать во всех боевых операциях. Под пулеметным и артобстрелом, рискуя жизнью, она неоднократно совершала работу, в которой сапёры ошибаются только один раз. 
 
    На снимке: Ольга Каплан принимает позлравления в День Победы.
   Фото Ирины Крутик
        
 З-я горно-инженерная бригада состояла из 15 сапёрных батальонов различного назначения. Ольга была в  11-м, который при прорыве колонны немецких танков на одном из перевалов  сумел обмануть бдительность  вражеской разведки, в результате чего пятнадцать гитлеровских машин было подорвано.
    Осенью 1942 немецкие войска заняли большую часть Кубани и Северного Кавказа, однако после поражения под Сталинградом  вынуждены были отступить из-за угрозы окружения.
     -  С большими потерями завершив переправу через Дон в районе Сальска, мы преодолели главное препятствие на пути к победе, - сказала Ольга Каплан, при этом объяснив, что это её личное убеждение. Оно имеет основание в связи с тем, что после этого  события действительно посветлело и в её жизни. На дорогах войны Ольга наконец-то встретилась неожиданно с мужем – командиром сапёрного батальона, после чего до конца войны они были рядом.
       Вскоре пришла весточка, что нашлись их дети. Не помня себя от радости, Ольга поехала свидеться с ними. Сначала подросшие детишки не узнали свою маму- солдатку.
        Освобожден Ростов, За ним череда салютов над Москвой в  честь  освобождения других городов и стран. Впереди была Победа.
      Супругам Каплан   поселились в  чеченском городе Грозный. Ольга  поступила на  технологический факультет Грозненского  нефтяного института. Окончив институт, работала на различных руководящих постах, а последнее место работы –  замглавного  инженера нефтеперерабатывающего завода имени Шарипова.
    Чуть ли не полвека она  работала наэтом предприятии. Не гадалось ей, что  Чечня станет кровавым побоищем, в котором погибнет её муж Соломон Елизарович Каплан.
        Долог путь Ольги Каплан в Израиль. Сначала она бежала из Грозного в Ставрополь, потом  за океан – в  США и только в 1999 году приехала в Израиль, где за десять лет до её приезда поселился её  внук. 
         Я уже три года знаком с Ольгой Каплан. Часто вижу её в городском комитете ветеранов войны, где она возглавляет социальный отдел. Вот она и сегодня стройная
и улыбчивая входит в комнату, где заседает  комитет,  привычно занимает свое место за столом. А пресс секретарь комитета Ирина Крутик, заметив мой восхищенный взгляд.произнесла:
 -  Знаете, Семён, сколько Ольге лет?  Но сама Ольга прервала  Ирину:
 - А я и не скрываю, девяносто три.
 Мне осталось добавить к этому доброе израильское изречение:
 -  До ста двадцати!