В ШТУРМОВОЙ ГРУППЕ 
                   Командир взвода Григорий Гутин 
 
      Григорий Гутин  в сорок первом получил диплом горного инженера и мечтал  включиться в интересную, полную романтики работу по специальности. Но война внесла  коррективы в планы молодого геолога, ставшего офицером – фронтовиком.
     Первое боевое крещение он получил на финской границе.
   ...Отдельный саперный батальон резерва главного командования под натиском наступающих немецких войск отходил к Ленинграду до самого Ораниенбаума под Кронштадтом. На его глазах и через его сердце прошла трагедия Лениградской блокады, унесшая сотни тысяч человеческих жизней.
     Запомнилась переправа на самоходной барже «Юнкус» в день, когда на Ленинград одновременно обрушилось  свыше 300 немецких бомбардировщиков, чтобы по приказу Гитлера сравнять город с землей.
    Баржа, замеченная немецкими летчиками, подверглась атаке с воздуха.  Капитан баржи, удачно маневрируя, сумел избежать прямого попадания бомбы и благополучно пристал к берегу в районе Невской Дубровки, где  река делает крутую излучину. Тот «пятачок», где высадились саперы, стал рубежом длительной и изнурительной обороны.
    Зима 1941 года была особенно суровой. Стояли тридцатиградусные морозы. В один из таких дней батальон получил приказ устроить переправу для танков через Неву. По всем подсчетам лед, сковавший реку, не выдержал бы тяжелой техники.
    Григорий Гутин предложил оригинальное решение - нарастить лед. Гутин ознакомил командование со своими расчетами. Ему  и поручили осуществить задуманное.
    Саперы, не мешкая, приступили к работе. Сначала натянули стальные тросы поперек реки. С берега на берег уложили доски-ограничители по ширине переправы и насосами закачали воду поверх ледяного покрова. Вода замерзая, образовала прочную и надежную ледяную основу.
    Танки беспрепятственно  переправились  через Неву  и приняли участие в наступательной операции.
    Вскоре Гутина направили на краткосрочные курсы младших лейтенантов. По окончанию учебы он  был назначен на должность командира взвода  горнострелковой бригады.
     Главной задачей  подразделения было обеспечение жизнедеятельности «ледовой
дороги» на Ладоге, связывающей в зимнее время Ленинградский и Волховский фронты.  Взвод прокладывал  и гатьевые  дороги. На заболоченный грунт укладывались жерди и ветки, что значительно облегчило  прохождение армейского транспорта. Это  приходилось  делать под бомбежками и артобстрелом.
    Перед очередной вражеской попыткой прорыва ленинградской блокады Гутина назначили командиром штурмовой группы. Ему придали два противотанковых орудия,  пулеметы, автоматы.
    Наступали вдоль Ладожского озера в направлении Шлиссельбурга.  
    На рассвете  штурмовая группа  начала продвижение вперед у поселка Лодва
под ураганным заградительным огнем  противника. Каждый метр доставался большой кровью. Темпы атаки замедлились. Вот-вот она захлебнется.
     Взводный  решил увлечь бойцов  личным примером. Он поднялся в полный рост и устремился к вражескому  дзоту, изрыгающему огонь.  Вслед за ним поднялась  вся штурмовая группа.
     Бросок, еще бросок, и вот уже ряды проволочного заграждения. Саперы быстро сделали в нем проход и вышли на позиции вражеских шестиствольных минометов. Их обслуга в панике разбежалась, покинув  боевую технику.
     Трофейное оружие тут же повернули в сторону врага, и повели уничтожающий огонь по  другим оборонительным объектам немцев.
     Штурмовая группа сумела добраться с тыла еще к двум дзотам и взорвала их.
     Григорий   в суматохе боя не заметил выскочившего из окопа немца. Ординарец Гутина увидел, как  взводный ухватился руками за голову и   упал на заиндевевшую землю. Казалось,  командир убит.  И только в госпитале определили, что   это тяжелое сквозное ранение в лицо.  Три месяца находился  Гутин на излечении.
    Потом снова передовая, снова  бои. На этот раз он командир взвода 188 полка 63-й  гвардейской стрелковой дивизии. Он  участвовал в  прорыве блокады в районе Пулковских высот.
    Штурмовая группа Гутина овладела Вороньей горой   и  вышла на Финское побережье.
     Под Нарвой уже в звании гвардии капитана Гутина  назначили на должность полкового инженера.
     Не знал Григорий, что в ставке Верховного командования его анкета изучалась в интересах сугубо секретной цели.  Сталин решил создать свое советское ядерное оружие. А для этого был нужен уран. Найти его залежи предстояло геологам. Гутина  срочно отозвали на гражданку.
     Капитан  запаса  направился в горы Тянь-Шаня, на озеро Иссык Куль.
    Десятки лет провел он в поисках полезных ископаемых. В столице Киргизии  городе Фрунзе удачно сложилась его семья, появились дети, внуки.
    Когда же в  стране  возникла неуверенность в завтрашнем дне, он с горькой ухмылкой  сказал  жене :
    - Уран я нашел. А теперь осталось найти счастье.
    Григорий Гутин  выехал с семьей в Израиль.
    Все постепенно  образовалось. Сын стал известным врачом в Петах-Тикве, подросли и окрепли внуки. Старший  внук  был  воинам Цахала и участвовал  в боях у крепости Бофор в Ливане.  Там же  он написал свои  первые стихи, вошедшие позднее в сборник под названием «Найди свою звезду».
     Гутины  нашли  свою звезду.