НЕ ТЕРЯЯ СВЯЗИ С ЖИЗНЬЮ

        Рассказ связиста артбатареи Абрама Городницкого 

        Трижды раненый  рядовой  солдат-связист, прошедший  от звонка до звонка всю войну, встречаю свой  88-й год рождения, не теряя связи с жизнью.
Два раза в неделю прихожу в клуб Шапира в Ашкелоне, принимаю участие в работе городского комитета инвалидов  войны и  в редколлегии  нашей газеты «Подвиг». А за плечами большая жизнь.
       Родился я в  посёлке  Гута Новоград-Волынского района Житомирской области в семье рабочего  Курчицкого стеклозавода. Отец был малограмотным, но хорошо разбирался в лошадях и гужтранпорте, которым вывозили продукцию завода на «Ветку»,  как тогда называли небольшую железнодорожную станцию в десяти километрах от посёлка. Мать была домохозяйкой.
       В Гуте жили поляки и небольшое количество еврейских семей.
       В семилетнем возрасте я поступил в первый класс польской неполно - средней школы. В 1936-м году наша семья переехала в Новограл-Волынский, где я окончил  украинскую среднюю школу.
      Война застала меня на втором курсе КИСИ.  Мы, студенты вечерами патрулировали улицы Киева, проверяя светомаскировку.  Тем временем моя мама, в чем была, бежала из пограничного Новоград - Волынского в Житомир к дяде. Туда же поспешил и я. Дядя мой достал лошадь с повозкой и мы   в начале июля  добрались до Старобельского района Ворошиловградской области
    Там я был  призван в армию.Прошел курс  в учебном батальоне связи на окраине  Тбилиси.
  В  декабре меня направили связистом в 16- конный артдивизион. Наша часть   с боями отступала по Украине, подвергаясь беспрерывной бомбардировке  с воздуха. Измотанная в боях, она, по сути, была  разгромлена и попала в окружение.
       С небольшой группой  однополчан я  пробирался лесами и болотами, стараясь
пробиться к своим. Мы преодолели вплавь Северский Донец и Дон, а затем по территории Краснодарского края приблизились к предгорью Кавказа.  Наконец-то  нам повезло выйти в расположение наших воинских частей.
      И вдруг я узнал в одном из офицеров своего преподавателя Ошаровского   из Киевского института. Он и определил меня в 530-й  армейский истребительно-противотанковый полк, в составе которого я  воевал до января 1945 года.
      Не забыть осень 1942 года. Мне  связисту  второй батареи и  еще одному бойцу- разведчику комбат приказал взобраться на одну из самых высоких точек в окружающем нас горном массиве   и оборудовать НП для корректировки огня.  Я с катушкой на плече, а разведчик со средствами наблюдения,  взбирались  по горным уступам. За нами тянулась линия связи.  Казалось, рукой дотянуться к намеченной вершине.
      Неожиданно мы нос к носу столкнулись с большой группой немцев  и сходу открыли по ним огонь. Потеряв двоих солдат, они, отстреливаясь, пустились в бега, но удалившись на небольшое расстояние, залегли между камнями и  деревьями, организовав оборону. Продолжая вести огонь, мы  отошли. Я успел смотать катушку, и мы без потерь вернулись на батарею.
   За  этот бой, в котором мы  сохранили материальную часть, нас наградили. Мне вручили первую «Медаль за боевые заслуги».  На Кавказе  я получил и первое серьёзное ранение, от близко разорвавшейся бомбы. Меня оглушило и контузило. В медсанбат я отказался   уходить и свою часть  не покинул.
       В истории нашего  530  Арм ИПТАП резерва главного командования есть такая строка: «Полк потерял свыше 80 процентов личного состава». Это свидетельствует, что  нас посылали на  самые горячие участки фронта – ликвидацию прорыва немецких танков, проведение артподготовок.
С получением американских «скауткаров» (надёжное транспортное средство), повысилась наша мобильность, что позволило полку сразу же по окончанию артподготовки подавлять противника огнём 76 мм орудий и колёсами.
     Мы часто уходили на переформировку для пополнения техникой и  личным составом.
     Запомнился  бой  в районе Большой Лопатихи /Украина/. Там  получил вторую медаль «За боевые заслуги». В представлении к награде  сказано: «За оперативность, своевременную  установку и поддержание постоянной и надёжной проволочной связи, подстрахованной радиосвязью между  НП комбата, батареями и штабом полка».
    Услышав слово «связист» некоторым, мало знакомым с военным делом,  не понять,
что тянуть провод на передовой  или держать связь по радио не такое,  уж героическое дело.
 А ведь нам связистам доводилось  нередко и в  бой вступать.
 
На снимке: Абрам Городницкий  1943 г.
 
    Однажды на нашу батарею  двинулась колонна немецких танков, которая сходу расстреливала из орудий  и пулеметов всё, что было на наёё пути. Я находился  возле первого орудия
и видел, как  взрывом  танкового  снаряда был  выведен из строя почти весь орудийный расчет. У орудия остался наводчик - молодой азербайджанец. Я бросился к нему и стал подносить снаряды.  Огнем  этого орудия было уничожено два немецких танка.
Остальные повернули вспять. Атака была отражена. Наводчик получил звание Героя
Советского Союза, а меня наградили орденом Слава третьей степени. Награду вручили  мне уже после войны в  Мариупольском райвоенкомате.
     Помню  наступательные бои   в Белоруссии. Крытая машина взвода управления
двигалась в общей колонне.  В ней были  командир взвода, разведчик, я и второй связист.
 В пути нас бомбили. Одна из бомб разорвалась рядом. Взрывом снесло крышу машины, Командир взвода старший лейтенант был ранен, радиста  убило. Я получил ранение в затылок. Меня перевязали, но из части  снова не ушел,  поскольку после излечения могли отправить в другой полк, а 530 -й стал для меня родным. С ним я дошел до Восточной Пруссии.
   Под городом Гостракенен я был ранен  осколком  в глаз. Это случилось 18 января 1945 года. Меня отправили в 408-й военный госпиталь в Киев.  Глаз пришлось удалить. 8 июня  1945 года я был демобилизован.
      В 1949-м окончил Львовский торгово-экономический институт. Был направлен в Мариуполь. Работал, начиная с должности старшего товароведа до замдиректора  горпромторга и заместителя управляющего торгмортранса. Были радости, были тревоги, довелось испытать и  большое горе. В марте 1999 года бандит убил моего сына, а через три месяца умерла жена.
В 2001году я выехал на ПМЖ в Израиль и сердцем избрал для жизни город Ашкелон.
      Много лет за моими окнами шумело Азовское море, а теперь – Средиземное. Звоню  боевым друзьям в  Донбассе и в Израиле. Держу связь с жизнью.