ПАРЕНЁК ИЗ ГЕТТО 

                              Партизан Ефим Гольдин 

    Познакомился я с Ефимом Гольдиным в 1993 -м году   в городе Петах-Тиква. Услышав в комитете ветеранов, что он  - бывший фронтовик - партизанский разведчик  я  подумал, что это розыгрыш.
   Передо мной стоял, по виду еще молодцеватый человек небольшого роста.
    Позднее на  вечере в клубе ветеранов Ефим   пел любимые нами фронтовые и еврейские песни под аккомпанемент  пианиста, в прошлом гвардии майора Павла Табакова.
    Фима пленил нас своим голосом. А пел он на профессиональном уровне.
    А его фронтовую биографию, я услышал в экскурсионном автобусе, когда мы – группа ветеранов  в орденах и медалях направлялись в Иерусалим  на  празднование Дня Победы.  Фима сидел рядом со мной. На   груди у него   орден «Отечественная война», медаль партизана и другие награды.
     Семья Гольдиных в сорок  первом году, не успев эвакуироваться, оказалась в оккупированном немцами Минске. Гитлеровцы загнали евреев в  гетто, заранее обреченное на  уничтожение.
    Фиме  тогда исполнилось четырнадцать. Находчивый  парнишка от природы обладал острым чутьем, умением  моментально оценить обстановку. Однажды  узники гетто услышали от него:
   - Готовится массовая казнь. Я  выследил, что группу евреев, которых немцы, якобы направляют на работу, вывели за город и расстреляли. Надо спасаться!
   Его сестры Сара и Лиза недоуменно посмотрели на  брата:
   - Фимчик, милый, ты с ума сошел! Ведь за одну попытку побега нас убьют, а в гетто  бог даст,  все изменится к лучшему.
   Но откуда сестрам было знать, что их юркий и смелый братишка  дважды  тайно уходил из гетто, а в третий раз ему удалось добраться в штаб к партизанам Семена Зорина и встретиться с самим командиром:
   --  Оставайся, сынок, в отряде, получи оружие и действуй, ─ предложил Зорин.
   -- А как же сестры? – спросил Фима.
   --   Возьмем и сестер  твоих, и всех,  кого приведешь к нам, - обещал командир.
     Юноша получил и первое боевое задание  -  готовить   из молодых узников гетто пополнение для отряда.
   Зорин не удивился, когда Фима Гольдин   тайными  тропами привел к партизанам почти двадцать  новых бойцов.
    Сам же юный партизан возмужал, окреп. В составе семерки разведчиков он часто проникал в соседние села и хутора, чтобы выявить расположение гитлеровцев,
пополнить продовольственные запасы отряда. Нередко  Фима вступал в перестрелку с полицаями.
    В одной из  партизанских операций  Фима подружился с  ровесником Леней Окунем, исключительно храбрым бойцом.
    Леня научил его умело маскироваться, метко стрелять, пользоваться различными взрывными устройствами. Парни были неразлучны.
    Как-то перед праздником партизаны устроили концерт у костра. В  концерте впервые принял участие Фима Гольдин. Он подарил лесным братьям, ставшей любимой на фронте песню «Темная ночь». Над пламенем костра звучал его приятный тенор:
     Темная ночь,  Только пули свистят по степи.
     Только ветер гудит в проводах,  Тускло звезды сияют.
  Со слезами  на глазах  боевые побратимы слушали своего юного друга и горячо аплодировали ему. С тех пор в отряде часто говаривали:
«Поёт Ефимчик тенорком, а бьет фашистов басом».
     Ефим  Гольдин участвовал во взрывах мостов, в нападении на небольшие вражеские гарнизоны, пускал под откос немецкие эшелоны  с войсками и техникой.
    Когда же отряд  соединился с регулярными войсками, Ефим Гольдин продолжал войну бойцом стрелковой части до полной победы над врагом.
   Дожили до Дня Победы и его сестры.
   Самое трогательное произошло в Израиле в День Поминовения в 1996 году. Все радиостанции и телеканалы страны передавали в прямой трансляции с горы Герцель в Иерусалиме ритуал  зажжения памятных свечей.
    Вдруг  Ефим с   восторгом воскликнул, обнимая внуков Сашу и Костю:
   - Да ведь это Ленька Окунь, друг мой боевой!
  И действительно диктор  объявил, что честь зажигания  факела памяти предоставлено кавалеру  двух орденов солдатского ордена «Слава» Леониду Окуню.
   Это с ним в годы войны он много раз ходил на задания.  Каждое слово, произнесенное  в эфире Леонидом Окунем  эхом отозвалось в сердце бывшего паренька из гетто, партизанского разведчика Ефима Гольдина.