ЖИВАЯ ПАМЯТЬ

         Старшему лейтенанту Михаилу Фридману – 100 лет. 

     Он родился  в Гомеле еще при царе-батюшке, помнит революционные события 1917-го года и гражданскую войну, участвовал в трёх войнах .
   Познакомился я  с Михаилом Фридманом на его столетнем юбилее 25 мая 2009 года в Ашкелонском бейт овоте «Альперин».
   Еще по дороге в этот гостеприимный дом для престарелых
израильтян я  и мои товарищи из городского комитета инвалидов войны  представляли себе, что увидим дряхлого старика в коляске,  а нам навстречу поднялся улыбчивый, плотного сложения мужчина с хорошо сохранившейся памятью, ясным зрением и речью. Мы обняли его, вручили именинный подарок и цветы. До начала чествования именников бейт овота и после мы  с интересом беседовали с живым свидетелем целого века.
    - Расскажите Михаил, о своём участии в войне?
 – попросил я.
   -  О какой? – переспросил  Фридман, и тут же  добавил: – в 1939-м году я воевал с белофиннами, где лютой зимой, я -, рядовой красноармеец, обутый в солдатские ботинки с обмотками, отморозил  ноги. В госпитале меня еле спасли от  ампутации. Ох, эти ноги! В сороковом, когда в составе советских войск я участвовал в освобождении Западной Белоруссии, в ногу угодила пуля, а в Отечественную войну  в 41-м году при выходе  с боем из  окружения, взрывной волной от снаряда меня на целых полгода вывело из строя. Пострадали обе ноги. Как видите, прихрамываю, но еще хожу.
     Служил   старший лейтенант Михаил Фридман командиром взвода артиллерийско батареи 974-го стрелкового  полка 261-й стрелковой дивизии.
   Надо ли объяснять    читателю, что досталось воинам в роковом сорок первом, когда
огненная лавина фашистских войск  катилась  на восток, уничтожая всё и вся на
 своём пути..
     Помнит Михаил Фридман, как его полк вырывался из  вражеского кольца в Брянских лесах, а потом бои  на окраинах Воронежа и особенно в Сталинграде. Свою первую награду – орден Красной Звезды ему вручили в  42-м. А тогда  получить даже медаль можно было  только за героический поступок.  Михаил во время гибели всего расчета орудия, сам стал вести огонь по немецким танкам и  уничтожил один из них, а второй повредил.
     Даже в конце войны, когда казалось, что гитлеровские войска уже не в состоянии оказывать серьёзное сопротивление, они огрызались, как звери. Так было на территории  Венгрии  у  озера Балатон и  на подступах к Будапешту. Именно там полк понёс  тяжелейшие потери. В одном из боёв тяжёлое ранение получил командир роты. Старший лейтенант Фридман принял командование поредевшей ротой.
      Уточняя в Интернете сведения о боевом пути 974-го полка, я в поисковом форуме
сайта «Забытый полк» нашёл несколько писем внуков и правнуков воинов 974-го
полка и 261-й стрелковой дивизии. Они слёзно просят помочь им найти сведения
о том, как погибли их предки.
    «Меня интересует боевой путь 974-го полка в 1941-м, когда погиб мой прадед  Павел Лаврентьевич Павлюк»-  пишет  парень  из  села Нещеротово Луганской области.
 
На снимке: Боевые друзья поздравляют
Михаила Фридмана с юбилеем.
 
С такими же просьбами обращаются и потомки Дмитрия  Реброва, Александра Романова,
Алексея Сахарова …
      Я поспешил написать в поисковый форум  ашкелонский адрес столетнего ветерана полка Михаила Фридмана, который в  его составе прошёл  весь боевй путь полка. Может быть, он запомнил многих из разыскиваемых воинов.
     - А как же сложилась ваша дальнейшая жизнь? – спросил я у Михаила.
    Он широко улыбнулся и сказал:
    -  Я овладел самой мирной профессией агронома, и  полжизни выращивал хлеб, картофель, фрукты, много лет   работал главным агрономом Гомельского облсельхозуправления .
        Михаил Фридман  оказался интересным собеседником. Что ни говори – живая память.