СНАРЯДЫ ПАДАЛИ В ЦЕЛЬ 

                     Корректировщик огня Матвей Фрейман  

     Всего за день  до прихода немецких оккупантов в Житомир Мотя Фрейман с родителями успели вырваться из пылающего города. Трудными дорогами семья  добиралась в  Узбекистан. Отсюда, со станции Джизак, Самаркандской области  в 1943 году   юноша ушел на фронт.
    Впереди   два года жестокой войны. 
    Окончив кратскосрочные курсы радиотелеграфистов, Матвей  стал  корректировщиком  огня 665-го артиллерийского полка 262-й  стрелковой дивизии.
    Боевой опыт пришел к нему в наступательных боях  по освобождению Белоруссии. Но особенно запомнил Фрейман бои на  Варшавском направлении.
   665-й артполк застрял у реки Варта, притока Вислы.
   Советские войска наткнулись  на глубоко эшелонированную оборону немцев.
    Как только два стрелковых батальона поднялись в полный рост, они тут же были встречены плотным огнем гитлеровцев.    Одна из рот, неся большие потери, вынуждена была отойти на прежние позиции.
    Командир  дивизии приказал артиллеристам подавить огонь вражеских дзотов.
    Матвей находился на НП, откуда корректировал огонь 76-миллиметровых орудий.
С высокого, хорошо  замаскированного места он  сумел засечь огневые точки противника,   произвел необоходимые расчеты. Орудия дивизиона открыли огонь. Снаряды точно попали в цель.
    Дивизия снова преприняла попытку прорвать вражескую оборону. На этот раз их продвижение замедлилось из-за плотного минометного огня  немцев.
Пехотные командиры просили поддержки артиллеристов. И тогда командир полка велел выдвинуть орудия на прямую наводку, а корректировщику Фрейману действовать в боевых порядках.
    С автоматом на плече и рацией РБМ Матвей рядом с  наступающими бойцами бежал
по изрытому  снарядами заснеженному полю, спотыкаясь о трупы немецких солдат. На минуту-две он останавливался,  корректируя огонь по видимым впереди целям.
    - Висла, Висла, я Десна. Даю координаты! – звучал в эфире его охрипший голос, а в ответ откликались залпы орудий.
    Шаг за шагом дивизия преодолевала оборону немцев. Северная  часть польской столицы освобождена. Вокруг одни руины и пепелища, сожженная и разбитая техника
оккупантов.
    Ни у кого из воинов не было сомнения, что победа уже близка. Но даже на подступах к Берлину никто не тешил себя уверенностью, что удастся выжить.  Раненный фашистский зверь был страшен в своей агонии.
     Многочисленные немецкие группировки, отрезанные от главных сил, пытались любой ценой выйти из окружения.
    У города Арнцвальде двигалась колонна советских танков с  мотострелками  и полковая артиллерия. Неожиданно из лесной чащи  колонну обстреляли немцы.     Минутная потеря бдительности боевого охранения стоила жизни десяткам советских воинов. Оставшиеся в живых заняли круговую оборону.
    Матвей, не успев окопаться, прижавшись к земле, стрелял  из автомата по  приближающимся гитлеровцам.
   Вдруг к звукам боя добавился свист падающих мин. Немцы со скрытой от глаз поляны, вели минометный огонь. Это внесло дополнительную сумятицу в ход боя.
    Осколком мины Фрейман был ранен. Истекая кровью, он сумел передать по рации в штаб дивизии сообщение  с координатами  места, где шел бой .
    Санитары подобрали Матвея и увезли в госпиталь.
    На подступах к Берлину для него война окончилась