ПОМНИТ  БЕЛОСТОК
                     Командир взвода Илья Чаплик
 
       В Одессу пришло официальное письмо на имя Ильи Чаплика, с приглашением  приехать в  Белосток на празднование 45-й годовщины освобождения Польши.
      Не думалось Илье, что через десятки лет после окончания войны   польский город вспомнит  бывшего фронтовика.  И вот, знаменитая площадь у Красного Костела.
    В памяти Ильи  июль 1944 года.
    В ходе наступления командир взвода младший лейтенант Чаплик  получил приказ  подать связь в район населенного пункта Чарна Белостоцка, куда уже  вошли части 250-й стрелковой дивизии.
     Взводу связи  удалось с небольшими потерями справиться с заданием. А тут новый приказ наладить связь с поселком Василькув, где шли ожесточенные бои.
   Сутки напролет без отдыха и сна бойцы разматывали катушки с проводами. Рядом с ними  был их бесстрашный  командир, нередко подменяя выбывших из строя бойцов.
    Наступление  могло захлебнуться без надежной  связи.
   Взвод, за валом огня продвигался вперед в боевых порядках пехоты. Катушка в одной руке, автомат в другой. Так было   у Днепра, на подступах к Минску.  А на это раз, когда войска  2-го Белорусского фронта приблизились к Белостоку, оперативная связь дала осечку - не хватило проводов.  
     Командование фронта и штабы требовали:  дай связь и всё!
    Командир отдельного батальона связи, понимая, что  подкачали снабженцы, сокрушенно  с горьким юморком произнес, обращаясь к Илье:
    - Ты ж одессит, Чаплик! Неужели не найдешь выход?
   Илья   безуспешно шёл  вдоль берега реки Нарев, заглядывал в разрушенные дома, в покинутые немцами склады. Нигде ничего не обнаружил.
    И вдруг увидел огромные, похожие на гигантских ежей мотки  колючей проволоки. Его осенила мысль: а почему-бы не употребить  вместо провода эту ржавую  «колючку»?
    - Да, конечно же! – воскликнул  комбат.
    Закипела дружная работа.   По  дну  реки протянули колючую проволоку, связывая ее в один жгут. Если одна оборвется – связь пойдет по другой. К тому же старая ржавчина на проволоке служила изоляцией.
   Командующий  3-й армией генерал А. В. Горбатов, узнав о том, как  Чаплик вышел из, казалось, безвыходного положения, наградил его орденом Красной Звезды.
Пожимая руку Илье,  добавил:
      - Молодец! Еврейская голова!
      С командармом Чаплику довелось нередко встречаться.  Однажды  он даже обеспечил связь командующего с Верховным. Чаплик сначала услышал голос Поскребышева, а потом понял, что с Горбатовым говорит И.В.Сталин.
    На лице Горбатова ни радости, ни удивления. Видимо шла речь о новом, более высоком назначении. Генерал поблагодарил Верховного, но вежливо отказался.
     Настрадавшись в тюрьме до самого начала войны, Горбатов знал: чем выше поднимаешься, тем страшнее падать.
    Илья в начале девяностых оставил родную Одессу и   выехал с семьей в Израиль.
    Я встретил Илью Чаплика после  его выхода из больницы. Он перенес    тяжелейшую операцию на сердце.
    Когда мы встретились еще раз, он уже бодро по-солдатски произнес:
    - Связь с жизнью налажена!